Абу-Ханифа: ученый и человек.

077
Можно ли говорить о величии мусульманской цивилизации, не зная тех, кто создавал это самое величие? Парадокс современных российских мусульман заключается в том, что многие из них до мелочей знают жизнь героев светской хроники, но назвать хотя бы нескольких выдающихся мусульманских деятелей и учителей веры зачастую затрудняются…

04

АБУ-ХАНИФА:УЧЁНЫЙ И ЧЕЛОВЕК
Некоторые рассказы про величайшего предстоятеля
04

02Абу-Ханифа Нуман б. Сабит – это общеизвестный мусульманский ученый, факих[1] неоспоримый авторитет, один из столпов мусульманского правоверия.

Имам родился и жил в Куфе, получив там свое образование и став со временем самым выдающимся факихом Ирака. В вопросах фикха он не избегал рациональных методов, в отличии от других знатоков Божьего Закона, которые критиковали его за этот рационализм и, в частности, за слишком широкое применения кыяса[2], хотя далеко не все имели верное представление о его взглядах. Глубина познаний имама подарила ему множество завистников и недоброжелателей. Однако среди простых людей Абу-Ханифа пользовался огромным авторитетом, чему во многом способствовали его личные качества. При этом «величайший предстоятель» всегда держался на расстоянии от власть предержащих, и запомнился современникам как человек, отвергающий любое сотрудничество с правящими тиранами, за что подвергался со стороны последних преследованиям и гонениям. Абу-Ханифа, будучи ученым, всю жизнь занимался торговлей, приносящей ему не столько хлеб насущный, сколько независимость от кого бы то ни было.

Ниже публикуются рассказы, раскрывающие Абу-Ханифу и как факиха, и как человека. Они не дают цельного портрета, но позволят многим увидеть имама с необычной стороны.

Опекун и два свидетеля.

Однажды некий военачальник тайком заключил брак с одной женщиной. Когда же та родила от него, он напрочь отказался и от ребенка, и от жены. Женщина обратилась в суд.

— Принеси доказательство о заключении брака – сказал ей городской судья Ибн-Абу-Лайля.

— Но он женился на мне так, что Всемогущий Аллах был моим опекуном, а два ангела – свидетелями, – ответила женщина.

— Уходи! – крикнул судья и прогнал ее.

Женщина со слезами на глазах пошла к Абу-Ханифе и обо всем рассказала ему. Конечно, ею была грубо нарушена процедура бракосочетания, за такой «брак» судья вообще мог наложить на нее телесное бичевание как на прелюбодейку. Но, с другой стороны, она была не развратницей, а доверчивой жертвой обмана, да еще и с ребенком на руках.

И Абу-Ханифа не мог с этим не считаться. Он успокоил несчастную и научил как нужно вести себя в суде.

— Вернись к Ибн-Абу-Лайле и скажи ему, что принесла нужное доказательство», а далее поведал необходимый план действий.

Следуя ему женщина вернулась в суд. Как и ожидалось, судья потребовал предоставить это самое доказательство. В ответ женщина громко взмолилась:

— Да исправит Аллах судью, который не верит (кафир) моему опекуну и двум моим свидетелям!

— Судья побоялся сказать «Так и есть» и был вынужден признать этот брак, присудить женщине махр и подтвердить отцовство ребенка.

[16, с. 154; 118, с. 131]
________________________________________
Деяния определяются знанием, подобно тому, как зрением руководствуются части тела. Гораздо полезней знать и делать мало, чем быть невеждой и делать много. Это подобно тому, что в пустыне лучше иметь необходимый запас и знать дорогу, нежели в неведении плестись с огромным багажом. Посему Всевышний Аллах гласил: «Скажи: разве сравняются те, которые знают, и те, которые не знают?»
Абу-Ханифа.
Из трактата «Учитель и ученик»

___________________________________

Буйный сосед

По соседству с Абу-Ханифой жил один сапожник, который часто работал по ночам. Бывало, что выпив хмельного он начинал, несмотря на поздний час громко декламировать такие стихи:

Потеряли меня, не ведая какого юношу потеряли,
Боясь того дня, когда я выскажу правду!
Будто я не был среди них посредником,
И будто я не был из рода Амра
Каждый день меня водили среди людей,
Но все от Бога: и мое унижение, и мое терпение!

Молясь по ночам Абу-Ханифа всегда слушал эти стихи, полные грусти и печали. Но вот однажды на ночь или две голос сапожника пропал. Когда Абу-Ханифа справился о нем, ему сказали, что его заточил в темницу султан. Ученый отправился к губернатору (вали) с ходатайством за сапожника.

— Это мой сосед, а потому он может рассчитывать на соседа. Его взял ночной патруль…

— А как его зовут?

— Не знаю. Мне известно только то, что он – сапожник.

— Ради Абу-Ханифы опустите всех, кто был схвачен той ночью!

Сапожника выпустили и он пришел отблагодарить Абу-Ханифу.

— Юноша! Мы тебя не потеряли! – утешил его ученый.

[6, с. 40-41; 118, с. 145; др. извод – 3,17-18].

Поиски закопанного

Абу-Ханифа всегда стремился решать нужду (хаджа), о которой его просили. Зная об этом один человек однажды к нему пришел один сказал:

— Я закопал одну вещь, а теперь не знаю в какой части дома закопал ее.

— Так я тем более не знаю этого, – ответил Абу-Ханифа. Человек разрыдался.

— Пойдемте за мной! – повелел ученый и в сопровождении несколько учеников отправился в дом неряшливого бедолаги. Попросив провести его на задний двор Абу-Ханифа встал на месте предполагаемого поиска и обратился к своим ученикам:

— Если бы этот дом был ваш и вы бы захотели схоронить свою вещь, то как бы вы поступили?

— Я бы схоронил ее вот здесь, – сказал один из учеников.

— А я бы схоронил ее здесь, – сказал другой. И в итоге набралось порядка пяти мнений. Стали копать в указанных местах и на третий раз спрятанная вещь была найдена.

[6, с. 27].

________________________________________
В деле торговли у Абу-Ханифы был компаньон по имени Хафс ибн Абдуррахман, которому он доверял продавать свой товар. Один раз Абу-Ханифа отправил ему бракованное одеяние (или: партию товаров), указав на ее недостаток. «Когда будешь продавать, укажи [на это]!» — попросил при этом ученый.
Хафс продал вещь, но забыл про просьбу своего напарника: покупатель остался в неведении относительно недостатка товара. Когда Абу-Ханифа прознал об этом, он раздал в качестве милостыни всю стоимость проданного товара [3, с. 34], а именно 30 тыс. дирхемов [7, с. 22].

________________________________________

Поиски закопанного – 2

Похоже, в скором времени по городу пошла молва, что Абу-Ханифа находит потерянные вещи. И вот уже другой человек пришел к имаму с просьбой найти запрятанную вещь. На этот раз Абу-Ханифа, видимо, понимая чем может обернуть такая слава, не выдержал:

— Это не является вопросом права, это – твои ухищрения! Ступай и молись ночь до утра и ты непременно вспомнишь место, где схоронил свою вещь!

Человек так и сделал. Не помолился он и четверти ночи, как память вернулась к нему. Обрадованный он вскоре поведал об этом Абу-Ханифе. На что ученый сказал:

— Я знал, что Шайтан не даст тебе молиться всю ночь. Горе тебе! Ужель ты не мог провести в молитве оставшуюся часть ночь, дабы возблагодарить Всевышнего Аллаха!

[6, с. 27; 118, с. 129].

Кыяс Абу-Ханифы не меняет религию

Когда Абу-Ханифа встретился с пятым имамом Мухаммадом аль-Бакиром, потомком Пророка,(САВ) последний спросил его:

— Так ты тот, кто изменил кыясом религию и хадисы моего деда?

— Боже упаси!

— Да нет же изменил!

— Сядьте на свое место, как подобает Вам, а я сяду как подобает мне. Поистине, Вы уважаемы для меня также, как Ваш дед (САВ) при жизни для своих сподвижников.

Когда Мухаммад сел Абу-Ханифа встал перед ним на колени (джаса байна йадайхи) и сказал:

— Я задам Вам три вопроса, а Вы ответьте мне. Кто слабее мужчина или женщина?

— Женщина.

— А сколько долей [в наследстве] ей причитается?

— Мужчине две доли, а женщине – одна.

— Так говорил Ваш дед< (САВ). И если бы я изменил религию Вашего деда, то надлежало бы по кыясу, чтоб мужчине причиталась одна доля, а женщине две, ибо женщина слабее мужчины. Что важнее (афдаль) молитва или пост?

— Молитва.

— Так говорил Ваш дед. И если бы я изменил религию Вашего деда, то кыяс был бы в том, что очистившись после регул, женщина должны была бы восполнить молитву, а не пост.

Что грязнее (анджас) моча или сперма?

— Моча грязнее.

— Если бы я изменял кыясом религию Вашего деда, то повелел бы ополаскиваться после мочи и омываться после спермы. Боже упаси изменить кыясом религию Вашего деда!

Мухаммад аль-Бакир встал, обнял и поцеловал Абу-Ханифу и оказал ему всяческие почести.

[14, с. 51-52; 4, с. 64-65; 118, с. 138-139].

Кыяс и стрижка волос.

Однажды цирюльник постригал Абу-Ханифу и ученый сказал ему:

— Убирай седые места!

— Не надо – ответил цирюльник.

— Почему?

— Потому, что их станет больше.

— Тогда подстригай черные места, может и их станет больше!

Когда Шарику, одному из известных факихов того времени, поведали этот рассказ, он рассмеялся и сказал: «Если Абу-Ханифа оставит свой кыяс, то только вместе с цирюльником!».

[19, с. 347-348].

________________________________________
Знай же, точный кыяс (аналогия) приводит страждущего знания к цели. Кыяс словно справедливый свидетель в пользу той истины, на которую претендует страждущий истины. И если бы невежды не отрицали истину, то ученые не утруждали бы себя сравнениями и сопоставлениями.
Абу-Ханифа.
Из трактата «Учитель и ученик».

________________________________________

О серебренных инкрустациях на посуде

Согласно хадисам Пророка (САВ), мусульманам запрещается есть с золотой и серебренной посуды. Поэтому однажды один человек спросил Абу-Ханифу:

— Что вы скажете о емкости и чаше, в некоторых сторонах которых серебро?

— Ничего страшного, – ответил ученый.

— Но на это нет доказательств (худжа)! – вставил присутствующий там факих Усман б. Заида.

— Усман! А что ты скажешь о человеке, который захотел пить, когда переходил через реку, но не найдя никакой емкости стал черпать воду из реки и пить пригоршнями, имея на пальце кольцо?

— Ничего страшного.

— Так вот это тоже самое!

«Я не видел более мгновенного (ахдар) ответа, чем этот!» — признавался потом Усман б. Заида.

[16, с. 158].

________________________________________
Однажды в центральной мечети Куфы, – рассказывал Ибн-аль-Мубарак, известный факих того времени – с крыши упала змея и попала на подол одежды Абу-Ханифы. Все люди, кроме него, кинулись в рассыпную. Абу-Ханифа же стряхнул змею и продолжил сидеть на своем месте. [3, с. 3] «Нет! Ей богу! – продолжает сын имама Хаммад, – он не колебался и не переменил своего места. А затем прочел: «Постигнет нас лишь то, что предписал нам Аллах» (9:51), взял ее правой рукой и выбросил подальше от себя» [1, с. 61].
________________________________________

Не спорь с Абу-Ханифой!

Когда Абу-Ханифа пригласили во дворец, привратник халифа Раби` [б. Юнус], недолюбливавший ученого, сказал халифу Мансуру:

— О повелитель правоверных! Этот Абу-Ханифа оспаривает Вашего деда! Аббдаллах б. Аббас говорил, что если кто поклялся в чем-то, а затем через день или два оговорился, то такая оговорка (истисна) позволительна. А Абу-Ханифа же говорит, что оговорка позволяется только вместе с клятвой.

— О повелитель правоверных! – парировал Абу-Ханифа – Раби` полагает, что Вы не можете через присягу подчинять себе свое войско.

— Как это? – спросил халиф.

— Они клянутся Вам [в верности], затем возвращаются в свои дома и делают оговорку, нарушая свои клятвы.

Халиф рассмеялся и сказал:

— Раби`! Не спорь с Абу-Ханифой!

— Ты что хочешь, чтоб пролилась моя кровь? – сказал Раби` Абу-Ханифе, когда они вышли от халифа.

— Нет, это ты хочешь, чтоб пролилась моя кровь. Но я спас и тебя и себя! – ответил ученый.

[19, с. 365; 118, с. 133-134].

Перстень наместника

Ибн-Хубайра, наместник Куфы, пригласил как-то к себе Абу-Ханифу. Во время встречи он показал ему перстень, на котором было выгравировано имя: `Ата бин Абдаллах.

— Не могу носить его, – признался куфийский губернатор, – ибо на нем начертано чужое имя.

— А Вы в слове бин подправьте немножко и получится мин[3] – подсказал имам и хотел поспешно удалиться.

— Мне бы хотелось чаще встречаться с Вами — остановил его Ибн-Хубайра.

— И что же я буду делать при Вас? Кто сближается с Вами становится одурманенным, кто отдаляется от Вас – немощным. И сейчас я не могу Вам дать того, чтобы сделало Вас еще более сильным.

[118, с. 140]

________________________________________

У Абу-Ханифы было одеяние стоимостью полторатысячи дирхемов, предназначенное для особых случаев. Когда люди ложились спать, он одевал эту одежду, умащался благовониями и вставал на молитву.
-Это одеяние, – сказали ему, – люди одевают, когда встречаются с правителем или во время больших собраний.
-Прежде всего, – ответил он, – нужно быть красивым перед Великим и Всемогущим Богом, а потом перед людьми [1, с. 17].
________________________________________

Лучше лепешка, чем унижение

Наместник Куфы спросил однажды имама, почему он держится от него на расстоянии.

— Лепешка хлеба и несколько лоскутов ткани, приобретаемые спокойно, лучше, чем роскошь, купленная с унижением

[123, с. 70].

Если хочешь, выскажись!

Однажды один недоброжелатель Абу-Ханифы стал поносить его в мечети всякими бранными словами. Этот нелицеприятный монолог не заканчивался, и тогда Абу-Ханифа встал и направился к своему дому. Человек последовал за ним, продолжая кричать на него и всячески поносить. Когда они достигли жилища Абу-Ханифы, имам остановился у двери, повернулся лицом к своему недоброжелателю и сказал:

– Это мой дом. И я хо­чу войти в него. Если ты хочешь закончить свою речь, то делай это, дабы у тебя ничего не осталось и ты мог смело идти! Такие слова смутили хулителя.

– Прости меня! – сказал он.

– Ты прощен! – ответил Абу-Ханифа.

[1, с. 21].

Ты что больной?

Однажды толпа народа окружила Абу-Ханифа со своими вопросами. Когда людей поубавилось один из его почитателей, восхищенный знаниями и ответами ученого подошел к нему и сказал:

— Если бы Абу-Бакр и Умар присутствовали на этом собрании, а затем им предложили бы ответить на эти же сложные вопросы, то на некоторые из них они бы не дали ответа.

Абу-Ханифа удивленно посмотрел на своего апологета и спросил:

— Ты что больной (а махмум анта)? [16, с. 147; 75, с. 42].

Знание ради Бога.

Не было для меня, – вспоминал Абу-Ханифа, – тяжелее того горя, которое испытала моя мать, когда меня бичевали.

Нуман, знание, которое привело тебя к этому достойно того, чтоб от него бежать! – сказала она мне.

Я приобрел это знание ради Бога, а не ради мира сего.

[75, с. 26].

Использованная литература

1.Абу-Ханифа: батал ал-хуриййа ва ат-тамасух фи ал-ислам. Абд-ал-Халим ал-Джунди. Каир, год не указ.

2. Абу-Ханифа: хайатуху ва `асруху – арауху ва фикхуху. Мухаммад Абу-Захра. Каир, 1997.

3. Ахбар Аби-Ханифа ва асхабихи. Абу-Абдалла Хусейн ибн Али ас-Саймари.. Хайдарабад, 1974.

4. Ал-Имам ал-`Азам Абу-Ханифа ан-Ну`ман. Мустафа аш-Шак`а. Бейрут. 1983.

5. Ал-Интика фи фадаил ас-саласа ал-аимма ал-фукаха: Малик уа аш-Шафии уа Аби-Ханифа. ал-Хафиз Абу-Умар Йусуф ибн Абд ал-Барр ан-Намри ал-Куртуби. Бейрут, год не указ.

6. Тарих Багдад ау мадинат ас-салам. Хафиз Абу-Бакр Ахмад ибн Али ал-Хатиб ал-Багдади.Т.13. Бейрут, год не каз.

7. Гавиджи Вахби Сулейман. Великий имам Абу Ханифа ан-Нуман (краткое изложение книги). — Пер. с арабск. В. Нирша. – М., 2002.

8. Ibn Hacer’l-Heysemi. Menak?b Imam-I Azam. – пер. с арбаск. Ahmet Karadut – Анкара, 1998.

9.Hadi Hussain. Imam Abu Hanifa. Life and works. New Delhi, 1998.

Подготовил Рустам Батыр

[1] Факих – ученый в области фикха, мусульманского Божьего закона

[2] Кыяс – один из источников религиозного права в Исламе – «аналогия», «суждение, основанное на аналогии».

[3] Этим исправлением имя `Ата сын Абдаллаха («раба Божьего) превращается в надпись: «подарок от Абдаллаха («раба Божьего)».

022

(Tashriflar: umumiy 234, bugungi 1)

Izoh qoldiring