Шелковый путь и тюрки.Уроки этимологии от Олжаса Сулейменова.

987
… Тюрки, начиная с III-IV вв. сопровождают шелковые караваны, встречая их у границ Срединной империи, скажем, в Монголии. И один маршрут (а их было несколько) доводит до Крыма, где обитают ост-готы (восточные готы). Здесь основной груз перемещается на морские суда, далее его сопровождают готы до, предположим, Балканского берега, где их ждут сменные верблюды, кони. Готы доводят караван до Андалузии, где его принимают поселения вест-готов. Они уже распространяют по Испании, до Средиземного моря и далее, корабли испанских купцов доводят sede – шелк до Италии, там он попадает на прилавки под уже итальянским названием seda.

99
Олжас Сулейменов
ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ И ТЮРКИ

Шелковый путь – самая древняя и самая продолжительная торгово-культурная артерия, соединявшая на протяжении тысячелетия полюса древнего мира – Восток и Запад (Цинскую империю и Римскую). Караванам с шелком, фарфором и другими экзотическими товарами приходилось идти через земли, населенные не всегда мирными народами.

Купцам, конечно, приходилось оплачивать вооруженные отряды сопровождения. Они, считаю, привлекались из воинов тюркского каганата, от набегов которых Поднебесная пыталась защититься, выстроив мощную оборонительную преграду, ныне известную как Великая китайская стена. В начальные века I тысячелетия н.э. тюрко-монголы изобрели стремя, и родилась кавалерия – самый мобильный род войск. Вместо тяжелого вооружения появились легкие сабли. Седло со стременами изменило и одежду. На смену долгополым платьям пришли штаны. Появились сапоги, чтобы ногу стремя не натирало, и каблуки, чтобы нога в стремени прочно держалась.

Лощадь стала для всаднических народов всем. И средством скорого перемещения на большие расстояния, и мобильным запасом продовольствия, сопровождающим армию. Не надо медлительных обозов с продуктами. За войском, мчащимся во весь опор, и стада коров, и отары овец не угонятся. Теперь рядом с армией скачет табун лошадей, предназначение которых – подкрепить воинов на привалах. Конина стала едой всаднических народов. В краях, где лошадь была редкостью и использовалась ограниченно, применять конское мясо в пищу не привыкли.

Такие тюркские отряды сопровождали караваны с шелком. Их тогда назвали serik – “сопровождающий”. Они доводили караваны до Рима. И название этих грозных отрядов, возможно, перешло на необычный товар, который тогдашние серики доставляли в Римскую империю.

Думаю, этимологам надо иметь в виду эту версию, когда они попытаются понять происхождение латинского слова sлrica – “шелковые ткани или платья”, sлricus — “шелковый”. А другое значение этого прилагательного sлricus — “китайский”, потому что китайцев, от кого получали этот товар, римляне назвали serik, serikum.

В отрядах сопровождения, надо полагать, собирались самые опытные, умелые воины. Тогдашний спецназ.

Тюркологам надо потрудиться, чтобы понять генезис казахских слов serik — “сопровождающий”, “боевой спутник”, seri — “витязь”, “воин”. Связаны ли они с турецким cerik, ceri — “войско” (отсюда – eniceri — “янычары”, букв. “новое войско”). Здесь я не стану развернуто освещать эту тему.

…В самых авторитетных этимологических словарях давно установилась генеалогия некоторых европейских названий шелка. По этой версии все дороги европейского шелка вели из Рима. От латинского serik, оказывается, произошли все “картавящие” варианты – silk — “шелк” (анг.) и до русского – шелк.

Но что делать с итальянским названием seda, испанским sede или древне-германским sidi? Похоже, не все европейские базары получали этот товар из Рима. На некоторые рынки тюки с шелком доставлялись, видимо, другими путями.

Изложу кратко свою этимологию. Предварять ее должна логическая схема. Шелк изобрели и произвели в Китае. И, надо полагать, впервые назвали там же. Потом повезли на верблюдах в сопровождении конных отрядов через чужие страны. Встречаясь с посредниками и покупателями, как называли товар? И те, и другие. Неужели покупатели придумывали ему свои имена? Ведь где-то должно было остаться в памяти и родное имя ткани, которым купцы, уверен, оперировали. Ведь мы же не придумываем с ходу названия экзотических фруктов и овощей, поступающих на наши столы, а называем часто оригинальными именами, пришедшими с товаром – кокос, банан, кофе, какао… Не могло ли такое же случиться и с шелком? Ведь механизм распространения слов за тысячелетия едва ли изменился.

Я сделал то, что должны были сделать этимологи: заглянул в китайский словарь: si — “шелк”, sidi — “шелковый”.

На базарах западных продавали не шелк, а шелковые ткани, платья, другие изделия, поэтому прилагательное на рынке, естественно, превращалось в существительное: sidi – “шелк, шелковый” (гот.). И следующие по сохранности слова: sede – “шелк” (исп.), sedа (итал.). К итальянцам во Флоренцию (флорентийский диалект стал общеитальян­ским) шелк пришел не из Рима, а из Испании. А в Испанию – от готов, древних германцев.

Значит, готы получали товар непосредственно от китайских купцов? Похоже на то.

Предложу сюжет, сообщенный не письменными источниками, а подсказанный картиной развития устных названий шелка, отложившихся в разных языках.

… Тюрки, начиная с III-IV вв. сопровождают шелковые караваны, встречая их у границ Срединной империи, скажем, в Монголии. И один маршрут (а их было несколько) доводит до Крыма, где обитают ост-готы (восточные готы). Здесь основной груз перемещается на морские суда, далее его сопровождают готы до, предположим, Балканского берега, где их ждут сменные верблюды, кони. Готы доводят караван до Андалузии, где его принимают поселения вест-готов. Они уже распространяют по Испании, до Средиземного моря и далее, корабли испанских купцов доводят sede – шелк до Италии, там он попадает на прилавки под уже итальянским названием seda.

Если помнить, что Шелковый путь нарабатывался столетиями и на его трассах в некоторых самых удобных местах возникали поселения, где строили караван-сараи, конюшни, склады для хранения транзитных грузов, стены для защиты от лихих людей, то и на готском маршруте, наверное, были такие укрепленные центры, где постоянно жили сотни, если не тысячи нанятых империей людей. Какой империей? Скорее всего, Срединной, потому что такие перевалочные пункты нужны были прежде всего Производителю и Продавцу товара.

В ходе этих рассуждений пришла мысль попробовать привлечь для этимологии названия древних германцев, замеченных в Крыму (ost-gotw) и в Андалузии(vest-gotw), китайский словарь. Есть там такие слова go — “государство”, “империя”, tu — “земля”, “территория”. Часто употребляется в сочетании gotu — “имперская, государственная территория”.

Маршруты Великого Шелкового пути, полагаю, настолько уверенно осваивались, что возможность возникновения таких освоенных территорий (перевалочных баз) едва ли можно отрицать, а тогда вероятность китайских названий подобных земель вполне естественна.

На этом Пути применялась и тюркская терминология. Например, термин alban — “пошлина”, “налог”, “подать” – участвовал в названиях территорий, где существовали пограничные, таможенные службы.

Например, на границе с Китаем обитает казахское племя албан, которое, возможно, имело когда-то отношение к такого рода деятельности. Страна на западном берегу Каспия (где сегодня территория Азербайджана) в III в. н.э.называлась Alban. Думаю, там проходил один из маршрутов Пути: порт на мангышлакском берегу, где, возможно, находилась одна из Gotu (но не германцы). Оттуда на баржах груз переправлялся в Alban. И далее – на верблюдах и лошадях по Закавказью или в Иран, в Византию. Важный пункт. Местное население тогда могло называть себя албан. И случайно ли в китайском словаре азебай-жень – “албанец” созвучно с “Азербайджан”? Возможно, тюрки так освоили китайское произношение. Добавили “р”, который китайцы не произносят вообще, и превратили детерменатив жень — “человек” (коим оснащается любое имя или название человека, чтобы не спутать с наименованием предмета или животного), поняли как джан — “душа” (азерб., турец.). Так и мусульманские (уйгурские, дунганские) имена Мухамед, Али, Галим и др. в Китае записывали обязательно с детерменативом жень — “человек”. Они в нашем произношении осваивались в – Мухамеджан, Алижан, Галимжан и т.д.

Но китайское произношение слова “албанец” доказывает для меня не только происхождение слова Азербайджан, но и прямую связь его с древним именем этой земли – Албанией. Многие историки считают, что никакой связи не существует: Кавказская Албания – это одно, а тюркский Азербайджан – это совсем другое, возникшее гораздо позже. Теперь они должны объяснить возникшую информацию.

Тюрки называли Албанией и балканскую страну, где, вероятно, также проходил один из маршрутов торгового пути, где надо было взимать пошлину. И народ, которому доверено было это производить, назвался албан. Его связь с тюрками продолжалась почти до XX века, что сказалось и на языке албанцев (их самоназвание – љkipetar), и на религии.

Но Путь разными маршрутами заходил и в германские земли. Один из них – Готу?- мы назвали. Были и другие германцы, которые в каком-то месте Европы тоже обладали правом таможни. Общалось с ними тюркское племя, в языке которого типично чередовались губные согласные б/м. Они и назвали сначала этих германцев alman (=alban). Потом сие прозвище турки распространили на всех германцев. (Фантастика? Возможно, но проверить надо, тем более что других этимологий этих тюркских названий пока нет).

Если проект ЮНЕСКО “Великий Шелковый путь” не ограничится несколькими формальными собраниями, но возбудит в соответствуюших науках реакции возрожденческие, то человечество может узнать о себе много нового и интересного, что поможет ему в созидании будущего.

И в завершении этих заметок.Тюрки освоили китайское название шелкового материала sidi, заменив китайский суффикс прилагательного -di на свой – lik. И они распространяли уже не sidi (как готы), а silik. И по этому признаку можно понять, по каким маршрутам продолжали путь в Европу китайские караваны в сопровождении тюркских конников. Англичане сохранили наиболее приближенное к оригиналу: silk -”шелк”. Сходные формы в северо-германских, балтийских, русском языках. Искажения в разных диалектах – selk, seolk, selik. И в каком-то этот драгоценный товар, уверен, назвали *serik, љerik, cerik. И слово перешло на охранные отряды, которые, вероятней всего, были далеко не мирной, дисциплинированной армией. Их появление, наверное, наводило ужас на местное население, которое заслышав, что появились silik (sirik, cirik, serik), покидало родные места, и последние занимались идущими следом тюркскими племенами.

Эпоха переселения народов совпадает с первыми веками освоения Шелком своего пути, который стал Великим. И случайно ли тюркоязычные народы расселились от Монголии до Византии по трассам Шелкового пути? Скорее всего, по основным трассам. Многие другие можно восстановить по следам, оставленным в языках.

Я все больше убеждаюсь, что тюркское название шелка (si-di > si-lik) стало названием отрядов сопровождения, а затем обрело обобщающее значение [cirik — «войско», «армия» (монг.) > cerik, ceri — то же (тур.)] В казахском сохранился и более ранний смысл (серiк – “сопровождение”) и близкий к следующему (ceрi – “витязь, “рыцарь”).

Но до Рима, полагаю, дошло тюркское название товара уже в искаженном виде, и оно было перенесено на людей привозящих и сопровождающих.

Тюркское название шелка silik не сохранилось ни в одном из тюркских языков. Я нашел его только в текстах восьмого века в постоянном сочетании silik kyz (ciлiк кыз) – “красивая девушка”, которое равносильно древнерусскому выражению “Красна девица”. Шелк был символом красоты. Ничего красивее этой блестящей, гладкой и, конечно, яркой ткани древние тюрки не знали.

Потом, когда тюрки сами освоили технологию производства шелка, название своей ткани придумали жибек, от жиб — “нить” (ип, ипек – тур.) Тогда и появилось казахское поэтическое имя Кыз-Жибек (Девушка – шелк). Так называли только красавиц.

…А в общем, история шелка – это интереснейшая часть истории Древней Евразии, и я рад, что Десятилетие сближения культур начинается в Казахстане конференцией ЮНЕСКО, посвященной Великому Шелковому пути.

г. Париж, 9 октября 2013 г

99

Олжас Сулейменов
УРОКИ ЭТИМОЛОГИИ ОТ ОЛЖАСА СУЛЕЙМЕНОВА

Готовится к печати небольшая 60-страничная книга Олжаса Сулейменова “Код слова”. Это введение к универсальному этимологическому словарю, над которым автор работает более полувека. Выработан новый метод этимологии, основанный на результатах расшифровки генома слова. И благодаря этому методу удастся, как полагает автор, наконец-то узнать происхождение первых слов человечества, которые еще живут в каждом из современных языков мира. В том числе и в тюркских, и в славянских.

История народа заключена в словах более полно, чем в музейных артефактах и отрывочных письменных источниках. Словарь, как пишет О.Сулейменов, – самый надежный архив исторической информации, который, в отличие от летописей, не отсыреет, его нельзя переписать, отредактировать в угоду Храму и Дворцу. Существующие в мире национальные этимологические словари не смогли пока раскрыть происхождение ни одного слова. Потому что метод фонетических соответствий, которым два века пользуются лингвисты, помогает исследовать только самые верхние пласты истории слова. До истоков он не доходит. О.Сулейменов в своем “Коде слова” знакомит читателя с теорией взаимозависимости между происхождением слова и образным письменным знаком (первоиероглиф), показывает, как можно теперь узнать генезис любого древнего созвучия. Сегодняшняя наука способна объяснить происхождение лишь неологизмов типа “паровоз” и “пароход”, но не в силах растолковать, как произошли составляющие – “пар”, “воз” и “ход”.

История языка – это история народа. Особенно важно значение новой этимологии для младописьменных наций, не имеющих письменной истории.

Предлагаем вниманию читателей письмо Олжаса Сулейменова доктору филологических наук Улданай Бахтыгиреевой, профессору из РУДН (Российский университет дружбы народов, г. Москва). В нем говорится и о первых рецензиях на черновой вариант “Кода слова”, прочитанного специалистами из университета, и о предстоящей в Кызылорде конференции, посвященной Коркуту-ата, в легенде о котором О.Сулейменов находит параллели с древнеегипетскими мифами.

Из письма
О.Сулейменова У.Бахтыгиреевой

Только сегодня получилась возможность прочесть рецензии твоих добрых коллег, которые в горячий предэкзаменационный период нашли время для прочтения “Кода слова” и высказали свое мнение.

Я только что вернулся из Баку (Всемирный форум межкультурного диалога) и в середине следующей недели вылетаю в Кызылорду на конференцию по Коркыту. Он считается уроженцем этой области и даже похоронен, говорят, там.

Сообщу областным ученым, что бывал на могилах Коркута и в Азербайджане, и в Турции, где его знают как деде Горгут, и даже в Брюсселе когда-то присутствовал на открытии памятника великому старцу – Символу мудрой печали.

Впервые оглашу версию о родственной связи Коркута с другим героем наших эпосов – Кцр-улы. В Турции – Гцр-оглы. Сообщу, что имена этих двух самых почитаемых эпических персонажей тюркского фольклора сначала прозвучали в Древнем Египте в солярном цикле о Восходящем Солнце (“Солнце-сыне”) и Заходящем (“Солнце-отце”). В Египте и во всем Средиземноморье (II-I тысячелетие до н.э.) Гор-сын (Hr-hl) – герой, победивший Змея – более прославился, чем его первый отец – неудачник Хор-ахт (Hr-ht), погибающий от Змея (вторым отцом Гора-сына был Осирис – бог растений, верховный бог Египта).

Мифы позволяют восстановить забытые египтянами графические символы этих героев, породившие сюжеты при истолковании знаков жрецами. В знаковых комбинациях, думаю, был элемент, понимаемый одними толкователями как “вода” (“река”, “море”), а другие увидели “змею”. Возможно, это была волнистая линия. И тогда знак светила над ней поднимался как восходящее солнце, побеждающее воду-змею. Наверное, миф был занесен в Египет каким-то островным этносом, который видел, как восходящее солнце поднимается над волнами, а заходящее уходит под них, то есть побеждается змеей-водой.

В египетском мифе о заходящем солнце выразилась образная контаминация: вода + змея = водяная змея. “Мудрый Хор-ахт (Hr-ht) каждый вечер спускается к подземной реке (волнистая линия могла пониматься и как “холмистая поверхность земли”), в которой обитает водяной змей Апоп. С ним Хор-ахт на исходе каждого дня вступает в борьбу и погибает”. “Гор-сын (Hr-hl) каждое утро вступает в борьбу со Змеем и побеждает”.

Уже в Древнем Египте Солнце-сын отмежевывается от Солнца-отца. Но их объединяют Змей и корневая часть имени Hr. Гласные имени в египетском письме не передавались. Их приходится восстанавливать, ориентируясь на эпические имена в культурах средиземноморских народов.

Сопоставив весь подходящий материал, я сделал вывод, что древнеегипетское имя содержало искусственный мягкий гласный *ц, который в латинском и греческом не произносился и алфавитами не мог в точности передаваться. Его заменяли естественным мягким (е). Тогда египетское имя героя-победителя Hr-hl превратилось в этрус. Ger-kle, лат. Ger-kul(es), греч. Ger-akl(es).

А тюрки точнее всех сохранили память о египетском искусственном мягком “ц” в имени своего героя-победителя Gцr-ogly (каз. Kцr-uly), где ogly (uly) – “сын”.

…Еще в “Аз и Я” говорил я о родстве средиземноморских героев – Гцр-оглы, Геракл, Геркулес, Геркле, Георгий. Если помнишь обсуждение книги на Волхонке в феврале 1976 года, академия узрела в этом союзе имен только то, что я пытаюсь впихнуть тюркского героя в калашный ряд. А если бы придали значение уникальному примеру письменного (но не фонетического) чередования ц/е, то за прошедшие четыре десятилетия многое успели бы узнать. В частности, о характере гласных в древнеегипетских наречиях.

А тюркологи бы убедились, что имя нашего эпического старца также когда-то содержало *ц. Что предформа имени выглядела Gцr-kьt (Gцr-kьt), и совпадение корня со словом Gцr (kцr) – “могила” (тюркс.) способствовало рождению характерных сюжетных линий в обоих эпосах. Gцr-ogly – букв. “сын могилы”, поэтому жрецам-поэтам пришлось сочинять фабулу, соответствующую значению имени. А еще и сюжет для легенды о Великом старце, чье имя тоже требовало поэтического объяснения: *Gцr-gьt (Kцr-kьt) – “жди могилы”, “могила, жди”. (каз.)

…Только в казахском фольклоре сохранился рассказ о Коркуте, который можно сопоставить с египетским мифом.

Легенда эта записана в 19 веке российским востоковедом Диваевым у казахов, обитавших на берегах Сыр-Дарьи: “Коркут почувствовал приближение смерти и решил обмануть ее откочевкой. Ушел на край земли. Видит: люди роют могилу. “Кому?” – “Коркуту”, – был ответ. Ушел на другой край земли. И там роют. “Кому?” – “Коркуту”. Обошел все четыре края, и всюду тот же вопрос и такой же ответ. Коркут понял, что на земле от смерти не убежать. Вернулся к Сыр-Дарье. На плавучем ковре выбрался на середину реки. Сидит, играет на кобызе печальные мелодии. Вроде бы спасся, но почему-то невесело. Подплыла водяная змея, ужалила – и конец Коркуту”.

Огузские варианты сказаний о деде Горкуте сообщений о гибели героя, тем более от укуса гидры (водяной змеи), уже давно не содержат. Лишь в казахской легенде уцелел этот древнеегипетский сюжет, возраст которого не менее четырех тысячелетий. Выводов, нужных для египтологии и тюркологии, из результатов этих сопоставлений можно извлечь много.

Я хочу на конференции объявить землякам из Кызылорды, что мудрый Коркут будет всегда возрождаться, пока для нас восходит солнце. Что по этим героям Kцr-uly и Kor-kut казахи (как все тюрки) могут вести отсчет тысячелетий своей памяти о культе солнца, об истоках своей культуры. Что только в тюркской фольклорной традиции сохранилась эта великая пара солярных героев.

Источник: camonitor.com

(Tashriflar: umumiy 97, bugungi 1)

Izoh qoldiring