В. Н. Гартевельд. Путевые очерки Туркестана (1913). Часть VII. Самарканд.

samarkand


В Самарканде случился такого сорта анекдот… Приехало туда, из Ташкента, одно очень высокопоставленное лицо из чинов туркестанской администрации. Во время пребывания «особы» в городе, один из легкомысленных обитателей позволил себе обратить ее внимание на то, что надо было бы принять решительные меры для охраны самаркандских исторических древностей. И изрекла сия особа: «Чем скорее разрушится все это, тем лучше для русской государственности». Так сказал не Заратустра! Простой администратор изрек такую мудрость… Неужели Чингисхан и Тамерлан нагнали такого страха, что еще и теперь, через столько веков после их смерти, они могут быть опасны для «государственности»?

01

В. Н. Гартевельд.
ПУТЕВЫЕ ОЧЕРКИ ТУРКЕСТАНА (1913).
Москва., 1914.

011

ЧАСТЬ VII. САМАРКАНД И МОГИЛА ТАМЕРЛАНА

В шесть часов вечера я очутился на вокзале в г. Самарканде.
Самарканд!
Тут вы уже стоите на исторической почве, где земля, может быть, оттого так плодородна, что веками удобрялась людской кровью.
Но оставим в стороне поэзию и вернемся к прозе.
Самарканд — столица и главный город Самаркандской области.
Город, конечно, делится на русскую и азиатскую части, и население его равняется (около) 60.000 душ — 20 тысяч русских и 40 тысяч туземцев.
Климат великолепный, но летние жары достигают 40° Ц. в тени…
В конце февраля все уже цветет.
Растительность богатая и роскошная, и почти все русские обитатели занимаются садоводством.
Проживает здесь начальник области и имеется, конечно, масса правительственных учреждений.
Есть Общественное собрание и городской театр.
С вокзала я проехал прямо в гостиницу (первую в городе), где драли с меня немилосердно и отвратительно кормили. Хороших ресторанов в городе нет ни одного, но зато есть недурная кондитерская, в которой кофе и пирожками я старался вознаградить себя за отсутствующий обед.
(Я, конечно, все время говорю пока о русской части Самарканда).

gadoy
Нищие. Самарканд.

Вечером я пошел в городской театр, и должен признаться, что никому не посоветую попасть в этот «храм муз».
Дело в том, что в январе месяце в Самарканде бывает весьма холодно, и я в театре чуть было не замерз, так как театр деревянный и, при этом, почти не отапливаемый. Кроме того, он построен в какой–то яме, где, как мне говорили, прежде было болото. Публика (я и еще человек тридцать товарищей по несчастью) сидела в калошах и шубах и стучала зубами все время, точно кастаньетами.
После такого посещения самаркандского театра и несмотря на то, что день, сравнительно, быль теплый, я, вернувшись в свою гостиницу, велел затопить печь и три дня никак не мог согреться.
В городе существует музыкальный кружок.
Кружок этот и содержит холодильник, называемый «городской театр», и не мудрено, что деятельность этого кружка все время и стоит на точке замерзания.
Имеется еще Военное собрание с очень хорошей библиотекой до 2000 томов, но туда, даже на платные вечера и спектакли, посторонних лиц, а особенно лиц не русского происхождения, не допускают вовсе.
Я как–то «зайцем» побывал там: человек 10 сидели и молча смотрели друг на друга.

Скука была легендарная.
Зато Общественное собрание радушно открывает свои двери для всех желающих покушать, поиграть в карты и повеселиться.
Газет в городе не издается.
Была одна, но «вся вышла» по обстоятельствам, от редактора не зависящим.
Вообще надо сказать, что весь Туркестан утоляет свой газетный голод «Туркестанским курьером», выходящим в Ташкенте. Этого «Курьера» вы найдете везде.
Газета юркая, с явно консервативно–либерально–реакционно–прогрессивным направлением. Или, как говорят благонамеренные люди, оппортунистическая!
Но самаркандцы, кажется, мало горюют об отсутствии местной прессы.
У них имеется невероятное количество кинематографов, а ведь «Пате журнал все видит и все знает!»
Войско составляет большую часть русского населения Самарканда. Затем идут служащие в разных казенных и частных учреждениях, коммерсанты, агенты и небольшое количество лиц свободных профессий.
Но все то, что можно сказать о русской части Самарканда, можно сказать и о любом русском губернском городе, и потому прошу вас последовать за мной и ехать в настоящий, туземный Самарканд.

01

Для этого только следует пересечь Абрамовский бульвар, и вы из будничной русской действительности сразу попадете в сказочный, яркий мир исторического Востока.

02
Улица в старом Самарканде.

Азиатский городок с его базаром, чай–ханэ, караван–сараями и т. д. начинается непосредственно за Абрамовским бульваром. Этот городок необыкновенно грязен, и туземное население ютится в деревянных или глиняных лачугах, удивительно причудливой архитектуры.
Все это похоже, сказать бы я, на восточный Нюрнберг.

03
Шашлычная. Самарканд.

Лишь только вы покажетесь в туземный город, как сейчас же, точно из–под земли, вырастают перед вами проводники, предлагающие свои услуги для осмотра древностей.
Но тут вы натыкаетесь на курьез:
Все эти гиды, до единого, уверяют вас, что они сопровождали по Самарканду — кого вы думаете — Верещагина.
Они, очевидно, прекрасно понимают, что имя великого художника известно всем русским, и в результате получается, что Верещагин ходил по Самарканду со свитой, по крайней мере, из 30—40 проводников. Когда я одного из них спросил, а кто же такой был Верещагин, он не задумываясь ответил:
— Хороший господин был! Большой купец!
— Не полотном ли он торговал? — продолжал я.
— Верно говоришь, — ответил сарт, — хорошим полотном!..

04
Торговец материями. Самарканд.

Взявши одного из этих гидов, я пошел за ним бродить по древним зданиям города. Он же упорно тянул меня к лавкам с целью заставить купить что–нибудь.
И здесь, оказывается, комиссионное дело процветает.

05
Правый купол мечети Шир–Дор.

Что за сказочное зрелище открывается перед вами, когда солнце играет своими лучами на этих неувядаемых красках изразцов старинных величественных дворцов и мечетей. Грандиозность размеров, красота архитектурных линий и богатство красок переносят вас в волшебный мир восточной поэзии.
Но, к сожалению, здесь не только создавали, но и разрушали, и все эти азиатские вояки: Александр Македонский, Чингисхан, Тамерлан и легион других огнем и мечем расписались здесь в своем пребывании.
Поражают вас также не менее великолепные сады при каждом древнем дворце или храме.
И не удивительно, что послы кастильского короля Генриха III рассказывали чудеса о своем здесь пребывании. По их словам, город по своей величине превосходил Севилью и имел 150.000 жителей!
Я всегда с некоторым недоверием любовался на чудные полотна Верещагина и его закаспийские эскизы и подозревал этого замечательного художника в преувеличении колорита. И я рад, что имею теперь случай публично покаяться в этом, ибо, увидел в натуре точные копии с его красок.

mirza
Медресе Мирза Улуг–Бека. Регистан.

Но в чем заключается тайна выделки эмали на изразцах, покрывающих древние дворцы и храмы Самарканда?
Цвет красок так же ярок, как будто возник вчера, а это «вчера» у некоторых зданий считается за 2000 лет. Ни время, ни действие атмосферы, ни жгучее солнце Туркестана не повлияли на целость красок, и они горят сегодня так же, как и много веков назад.

шердор
Медресе Шир–Дор (Шердор)

sherdor
Деталь Шир–Дора (внутри направо от входа).

Изразцы окрашены в белый, синий и желтый цвет, имеют форму небольших квадратиков, и все эти огромные здания выложены такими изразцами.

bibi
Биби–Ханым. Деталь северо–восточной стороны.

Лучше всего сохранились мечети: Тилля–Кара — выстроена Багадуром; затем мечеть Улуг–Бек — построена внуком Тамерлана; мечеть Шир–Дор и мечеть Биби–Ханым, построенная Тамерланом в честь его любимой жены. На ней день и ночь работало 700 индусских рабов, причем мрамор был привезен из Индии на слонах.

bibikhanum
Мечеть Биби–Ханым (Соборная мечеть Амира Тимура).

Но самая красивая и интересная — мечеть Шах–Зинды. К сожалению, она хуже других сохранилась и, благодаря современным «ремонтам», значительно обезображена.

shohizinda
Шах–и Зинда. Купола.

При ней существует магометанская школа медрессе. При входе в этот медрессе, с правой стороны находится бронзовая дверь, удивительно тонкой работы, ведущая в особую комнату. В этой комнате, на мраморном пюпитре, лежит копия с Корана, за чтением которого был убит калиф Осман.
Подлинник хранится в… Петербурге в Имп. Эрмитаже!!..

тиллакори
Тилля–Кари с площади Регистана.

Когда вы смотрите на эти грандиозные и единственные в мире памятники былого величия мусульманского мира, то, закрывши один глаз, ваш взгляд сможет в то же время схватить и те лавчонки и чай–ханэ, что ютятся кругом древних гигантов. И, как мало красота и чистота линий древних мечетей гармонирует с царящей кругом грязью!
Содержатся эти исторические сокровища плохо или, вернее сказать, они совсем не содержатся. Правда, не так давно вышло запрещение брать материал из древних из древних зданий для современных построек, но это именно недавно, так что, в сущности, успели уже, конечно, расхитить все, что было ценного по этой части.

Да, наконец, в Самарканде случился такого сорта анекдот… Приехало туда, из Ташкента, одно очень высокопоставленное лицо из чинов туркестанской администрации. Во время пребывания «особы» в городе, один из легкомысленных обитателей позволил себе обратить ее внимание на то, что надо было бы принять решительные меры для охраны самаркандских исторических древностей.
И изрекла сия особа: «Чем скорее разрушится все это, тем лучше для русской государственности».
Так сказал не Заратустра!
Простой администратор изрек такую мудрость…
Неужели Чингисхан и Тамерлан нагнали такого страха, что еще и теперь, через столько веков после их смерти, они могут быть опасны для «государственности»?
Интереснее всего в Самарканде мавзолей, воздвигнутый над могилой Тамерлана. Называется она Гур–Эмир, что в переводе значит — могила повелителя.

гуримир
Купол мавзолея Гур–Эмир с восточной стороны.

Мавзолей этот представляет из себя огромное здание красоты, поистине, замечательной. Над центром его высится, выложенный цветными изразцами, грандиозный купол. Изразцы желтого и черного цвета и, по–моему, напоминают тигровую шкуру, отчего все здание имеет в себе что–то зловещее.

shohiz
Медресе Надыр-Диван-Беги.

Лишь только вошел я в мавзолей, как увидел в вестибюле муллу с учениками, которые, сидя на корточках, хором, нараспев читали молитвы из Корана. Все сейчас же поднялись мне навстречу, и на мое желание осмотреть могилу ответили любезным предложением проводить меня.
Внутренность здания разделена на верхнее и нижнее отделение.
Я был поражен его роскошной отделкой. Везде мрамор, золото и т. п.

В центральной комнате верхнего отделения лежат девять камней, ибо здесь, кроме Тамерлана, погребен еще его сын, его советники и какой–то магометанский святой. Самый главный камень, конечно, над могилою Тамерлана.
Камень этот единственный в мире черный нефрит–монолит огромной величины.

Но он расколот пополам (как говорят, персидским царем Шах–Надиром). Этот чудный камень привезли из провинции Хотан, и высечен он из гор Куэн–Лун. На нем есть арабская надпись, содержащая в себе генеалогию Тамерлана и Чингисхана, предание о том, как Аланкува забеременела от луча солнца, и дата смерти Тамерлана (807 год хиджры, 14 месяца шаобана).
В мавзолее молилось несколько правоверных и, вообще, там часто совершаются богослужения.
Возле могильного камня стоит высокое знамя, на которое верующие вешают лоскутки разноцветных материй. Сколько я ни расспрашивал, но не мог добиться объяснения этого обычая.

Больше всего, лично меня, поразили мраморные перила ажурной работы кругом могильных камней. Такое тонкое мраморное кружево, изображающее виноградные лозы, едва ли, я думаю, было где–либо сделано с таким искусством.
Мулла зажег две восковые свечи и предложил мне сойти в нижнее отделение, и, спускаясь долго вниз по узким и темным катакомбам, я, наконец, очутился в подземелье, где, собственно, и погребен Железный Хромец, Бич Божий Тамерлан.

Странная мысль приходит человеку в голову, когда он стоит у гроба Тамерлана…
Прежде всего — кто был Тамерлан? Покойный профессор Т. П. Грановский в своей лекции о Тамерлане в одном месте назвал его «великим». Я всегда с благоговением относился к деятельности этого замечательного историка…

Для русской «государственности», думаю, мавзолей над могилой Тамерлана опасности не представляет, но если его сегодня поглотила бы земля, стало бы легче и не так стыдно за человека. Для человека современного развития и с умением разбираться трезво и просто в делах прошедшего, Тамерлан является, конечно, ничем иным как хулиганом огромных размеров, одаренный, к несчастью, властью, так сказать, хулиган–чемпион. И никакие ореолы древней поэзии его на другое место не поставят.
Туземцы в Самарканде шепотом говорят о том, что несколько лет тому назад какой–то англичанин, осматривавший мавзолей Тамерлана — плюнул на великолепный нефрит и спасся лишь чудом от смерти и от ножей мулл.
Привет вам, сэр!
Very nice!

—————————————-
В качестве иллюстраций использованы фотографии И. Введенского, В. Козловского, С. Прокудина–Горского и других авторов, сделанные в конце XIX — начале XX века.
—————————————-

ФОТОГРАФИИ С.ПРОКУДИНА-ГОРСКОГО

Image
На Регистане

Image
Малая мечеть в Шах-и-Зинде (Мечеть Хазрати Хизр)

Image
У входа в Шах-и-зинда

Image
Торговец лепешками (Самарканд)

Image
Вид с Тилля-Кари на Самарканд

Image
Дервиши

Image
Плотник (Самарканд)

Image
Карагач вблизи Самарканда

Image
Шах-и-зинда

Image
В чайхане (Самарканд)

Image
Этюд в Шах-и-Зинде

Image
Водонос (Самарканд)

Image
Лекари на Регистане

Image
Парикмахеры на Регистане

(Tashriflar: umumiy 217, bugungi 1)

Izoh qoldiring