Николя Бонналь. Жюль Верн — «защитник русского Туркестана».

096
Известный французский философ и писатель Николя Бонналь предлагает взглянуть на творчество, горячо любимого читателями классика приключенческой литературы, одного из основоположников научной фантастики Жюля Верна, с непривычной для нас точки зрения. Автор эссе считает его … поклонником царской России и отчаянным защитником русского Туркестана.

04

09
Николя Бонналь
ЖЮЛЬ ВЕРН В ПОХВАЛУ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ
01

02 Жюль Верн долгое время считался большим поклонником англо-саксонского мира. Но, если он и восхищался американской мощью, наукой и энергичностью этого народа, от этого он не становился менее критичным в отношении видения материалистического, подчиненного лишь цифрам американского мира, кроме того, он не переставал изобличать жестокость англичан по отношению к покоряемым ими народам, в особенности в Австралии и в Новой Зеландии. Верн также сводил счеты и с немцами и с их военной металлургией в «500 миллионах бегумы». Что же до французов — то он не находил их достаточно действенными….

И таким образом выясняется, что произведения Жюля Верна вовсе не враждебны по отношению к самой большой стране в мире, и что они признают, что царская Россия внесла огромный вклад в развитие путей сообщения во всей Азии. Также Жюль Верн выступает в роли отчаянного защитника русского Туркестана. Он не нападает на Россию, как на державу деспотизма, а скорее, защищает ее, как страну распространения сферы цивилизации. И тем более, потому что Россия не истребляет ни индейцев, ни аборигенов, а интегрирует татар, турок и жителей Сибири в свое культурное пространство.

Это парадоксальное высказывание мы можем найти, цитируя два произведения легендарного французского автора — это мифический «Михаил Строгов», который иллюстрирует защиту цивилизованного прогресса в противовес жестокой татарской отсталости, другой, мене известный роман — это «Клодиус Бомбарнак», в котором повествуется о путешествии французского журналиста полиглота (хоть раз в истории !) по широким русским и каспийским просторам центральной Азии.

В «Михаиле Строгове» царь лично представляет факты о заговоре Огарева, который составляет угрозу цивилизации и прогрессу, воплощаемых Россией:

«В ханствах (русский, советский перевод романов Жюля Верна, «Михаила Строгова» в частности, был искажен, без сомнения, по политическим причинам-авт.) Бухары, Коканде и Кундузе также нашлись предводители, примкнувшие к нему с целью вести туземные (татарские) полчища в северную Сибирь, чтобы освободить ее от русского владычества, чтобы спровоцировать общее нашествие на Российскую империю в Азии. Сначала эта интрига велась тайно, но теперь восстание открыто вспыхнуло, подобно молнии, и все пути сообщения между Западной и Восточной Сибирью преграждены!»

Затем Верн, который защищает русский план покорения Азии, представляет злодеев, он — умеренно — обвиняет татар и злого предателя Огарева:

«И вот, это был злобный и амбициозный Феофар, который управлял этим уголком Татарии. Надавив на других ханов — особенно на ханов Коканда и Кундузы, жестоких вояк и грабителей, поголовно готовых броситься в предприятия, дорогие татарскому инстинкту, — прибегнув к помощи правителей, повелевающих всеми ордами центральной Азии, он стал во главе этого нашествия, душой которого был Иван Огарев. Этот предатель, толкаемый вперед как бессмысленными амбициями, так и ненавистью, упорядочил движение таким образом, чтобы перекрыть главную сибирскую дорогу. Будучи, на самом деле, сумасшедшим, он верил в то, что сможет поколебать московскую империю!»

Но еще смелее Верн защищает Россию в «Клодиусe Бомбарнакe». К тому же, он защищает ее от Англии, с которой сводит старый счет: потому что англичане, как сказал Гюстав ле Бон — это народ колонизатор, но никак не цивилизатор. Кроме того, англичане через Киплинга и его соучастников запустят русофобскую пропаганду, вроде бы для того, чтобы воспрепятствовать России заполнить свой территориальный мандат в Азии. Верн начинает с железной дороги, которой одержим Лебедев у Достоевского:

«В ближайшем будущем, возможно, вторая дорога пройдет вдоль персидской границы, соединяя железные дороги южной России с железными дорогами английской Индии, что избавит путешественников от плавания по Каспию».

И, словно предвидя будущее противостояние русских и американцев в космосе, Жюль Верн затем сравнивает действенность русских и американцев!

«Мы часто говорим о той необычайной быстроте, с которой американцы проложили свою железную дорогу через прерии Дикого Запада. Но да будет известно, что в этой области русские не уступают им, пусть они и не превзошли пока американцев в скорости и промышленной смелости».

Кроме того, он предвидит мирное будущее между Россией и Китаем: «Всем известно, какова была та удалая кампания генерала против туркменских племен, кампания, чей окончательный успех подкрепило создание транскаспийской железной дороги. С тех пор политическое состояние центральной Азии претерпело коренные изменения, а Туркестан — теперь лишь провинция азиатской России, чьи границы примыкают к границам Поднебесной империи».

И, несмотря ни на что, он догадывается о немецкой угрозе: «По этому поводу говорят, что немцы наделали огромное количество осей этого размера на тот возможный случай, если они захотят завоевать Россию». Можем вспомнить тут, что согласно Толстому — паровоз в России может быть приведен в движение лишь при помощи немца или черта (в гоголевском смысле!)! А затем стоит упомянуть о коротком диалоге, в котором русский майор высказывает все то негативное мнение, которое он сложил в себе о бездейственности английского отношения в Азии!

«- А англичане, — спросил я у майора Нольтица, — как они посмотрели на прогресс России в центральной Азии? — Посмотрели с завистью, ничего не говоря, — ответил майор. Подумайте только, русские железные дороги, соединенные с китайскими железными дорогами, вместо того, чтобы соединиться с дорогами Индии! Транскаспийская дорога создает конкуренцию железной дороге, которая действует между Хератом и Дели! И, между прочим, англичане не были так счастливы в Афганистане, как мы были счастливы в Туркестане».

Французский путешественник, современник Жюля Верна, по имени Пабст между прочим подтверждает, что российская часть центральной Азии в то время безопасна для путешественников: «единственная защита — слово, данное русским генералом — ей все подчиняются и все достаточно уважают»! Это потому, что у русских сложилось менее эгоистическое видение геостратегии, и китайский агент лично подтверждает это нашему журналисту!

— «Несомненно то, — продолжил Пан-Чао, — что Китайский император был очень осмотрителен, протягивая руку русским, а не англичанам. Вместо того, чтобы настаивать на создании стратегической железной дороги в Манчжурии, на которую бы никогда он не получил согласие царя, Сын Неба предпочел соединиться с транскаспийской дорогой через Китай и китайский Туркестан. — И действовал он мудро, — добавил майор. — С англичанами то была лишь Индия, связанная с Европой. С Россией — это полностью обслуживаемый азиатский континент».

Великая Россия имеет в своем распоряжении Сердцевинную Землю МакКиндера и адмирала Хаусхофера, который всегда вдохновлял мировую геостратегию. Будущее скажет нам, был ли Жюль Верн прав, и может ли Россия Владимира Путина реорганизовать азиатское пространство, освободив его от бесконечных американских войн в Афганистане или в другом месте!

Image

БОЛЬШАЯ ИГРА ИМПЕРИИ ПРОТИВ РОССИИ
01

Французский ученый Николя Бонналь подозревает Британию в большой игре против России. Теория мирового заговора давно будоражит лучшие умы всего мира. Аргументы Николя Бонналя достаточно убедительны: несравненное искусство британских гениев, популярнейших писателей, конечно же, бесспорно, но нельзя забывать о том, что их книги служили единой цели.

Двести пятьдесят тысяч человек были готовы нанести удар по России, если она лишь попытается посягнуть на Индию.

Киплинг, «Человек, который хотел стать царем»

К концу XIX столетия британские писатели завоевали умы читателей всего мира. Им принадлежит и детская классика — «Мери Поппинс», «Питер Пэн», «Алиса», «Книга джунглей» и многое-многое другое. А были еще шпионы, детективы и приключенческие истории, которые мы продолжаем читать и по сей день. Это, конечно же, заслуга несравненного искусства британского гения, но не следует забывать и политические замыслы империи: программирование Грядущего Мира. Многие из этих писателей, такие как Джон Бьюкан («39 ступеней»), Райдер Хаггард («Копи царя Соломона»), не говоря уже о Киплинге, занимали высокие посты на службе у Британской империи, а их книги служили единой цели. Конечно же, первым пропагандистом англо-американской расы был француз Жюль Верн, благодаря чему он так популярен в наши дни.

Однако возьмем для примера самую известную книгу Редьярда Киплинга — идеалистического программиста правящей миром Британии. В «Человеке, который хотел стать царем» Киплинг воспевает афганскую мечту Британской тайной политики. Вот что говорит Дэвот в книге, где привкус расизма достаточно ощутим, в отличие от замечательного фильма Джона Хьюстона, снятого по этому же произведению:

«Я не хочу создавать Нации, — сказал он. — Я создам Империю! И эти люди не будут неграми, а англичанами! Посмотрите на их глаза, на их рты. Взгляните на их манеру держаться. В своих домах они садятся на стулья. Они — это Потерянные Племена или что-то в этом роде, и они выросли до того, чтобы стать Англичанами».

И вот ключ, с которым мы должны подходить к пониманию приключенческого романа: задача романа — содействовать продвижению Империи, а еще лучше, если добавить ко всему этому щепотку оккультизма (масонство в случае «Человека, который хотел стать царем» и тибетская религия в случае с «Кимом»). Тибетская эзотерика и магическая политика (пришло время сказать, что в действительности Тибет был абсурдным варварским и теократическим обществом) поддерживались и продвигались в течение всего прошлого века по двум следующим причинам: борьба против России, а затем и борьба против Китая! И снова Киплинг:

«Двести пятьдесят тысяч человек были готовы нанести удар по России, если она лишь попытается посягнуть на Индию!»

Битва на этом поле была названа Большой Игрой. В XIX веке то был конфликт между Медведем и Китом, между Россией и Англией. И мы можем наблюдать, как это продолжается в наше время. Большая Игра — это самая сердцевина дела, это святое сокровище Кима, героя известной повести Киплинга:

«Игру правильно называют Большой! В Кветте я четыре дня прослужил поваренком у жены того человека, чью книжку украл. И это было частью Большой Игры! С Юга — бог знает, из какого далека — пришел махрат, игравший в Большую Игру с опасностью для жизни. Теперь я пойду далеко-далеко на Север играть в Большую Игру. Поистине, она, как челнок, бегает по всему Хинду «.

Конечно, плохие парни — это русские, пять-шесть раз упомянутые в книге, правда, хвала Богу и Святому Георгию, между двумя этими силами не случилось войны. Однако Киплинг осторожно допускает мысль, что Британская империя не очень-то популярна на субконтиненте — прочтитеэти странные слова, написанные во времена царствования Николая ІІ:

«Вместе с миллионами своих порабощенных соотечественников он привык смотреть на Россию как на великую северную освободительницу».

Судьба азиатских народов в Российской империи была лучше. Вошли в легенды страдания и голод людей в британской Индии — если только они не были вызваны действенной и доброхотной бюрократией. Но Киплинг признает трудности жизни белого бедного человека, даже в достаточно сложные и довольно расистские времена. У Нового Мирового Порядка нет жалости к бедняку, даже если тот — белый. Писатель рассказывает об О’Харе — несчастном и обездоленном отце Кима:

«О’Хара начал пьянствовать… перебирался дальше, пока не встретился с женщиной, которая курила опиум. Он перенял от нее эту привычку и умер, как умирают в Индии неимущие белые».

Нам известно, что во времена Киплинга южноафриканский брильянтовый магнат Сесил Родс создал после уничтожения буров (а буры славились своими крестьянскими хозяйствами, похожими по своей структуре на украинский или русский крестьянский «мир») секретное сообщество, в чьи задачи входило расширение Британской империи и ее идеалов. И именно Каррол Куигли — университетский гуру Билла Клинтона — точнее всех объяснил секрет такой тайной политики:

«То, что скрыто от всеобщего достояния — это то, что Родс в своих пяти предыдущих волеизъявлениях оставил свое состояние на создание секретного общества, которое будет посвящено сохранению и экспансии Британской империи. И, кажется, вообще никому не известно, что это секретное общество организовано самим Родсом и его доверенным лицом лордом Милнером и что это общество существует и по сей день».

Как и сегодня, и без всяких ссылок на теорию заговора, Квигли ссылается на окружение. Сегодня у нас нет недостатка в информации о трехсторонней комиссии, Бильдерберге и иных конспиративных обществах, продвигающих новый мировой порядок, разрушающий народы и нации и зиждущийся на технологии, информационных сетях, непомерных общественных долгах и едином культурном мире. Квигли также довольно много говорит об окружении иллюминатов.

В любом случае, мы можем удостоверить, что Родс воплотил мечту Киплинга и что Киплинг (а также Бьюкан и многие другие) проиллюстрировал успехи Круглого стола. И вот Круглый стол, вдохновленный Королем Артуром и эзотерической начинкой, приводит к Новому Мировому Порядку и совместному англо-американскому правлению миром.

Из этого следует три вывода. Новый Мировой Порядок — это старая, в особенности, британская история, восходящая к 1815 году или даже раньше, это словно бы некое «просвещение» — настоящая мечта иллюминатов. Рождение НАТО при почти полном контроле Штатами ЕС, закат Франции и Германии создают новый вид содружества, строящегося, как я полагаю, в противовес правам людей и их наций, в сути своей служащего интересам (или капризам) правящей всемирной элиты.

Второй вывод состоит в том, что литература, СМИ и кинематографический бизнес — это, в некотором смысле, продолжение войны, как мыслил Клаузевиц. И в наши дни такое нематериальное оружие гораздо более действенно, чем пистолет.

И, конечно, третий вывод в том, что русский Медведь по-прежнему отравляет умы Нового Мирового Порядка и игроков Большой Игры!

Перевод Татьяны Бонналь

Источник: «Номад-кочевник», 2013.10.12

001

Image

02

Image

Image

Image

Image

Image

Image

xdk

(Tashriflar: umumiy 153, bugungi 1)

Izoh qoldiring