Н. Веселовский Перстень-печать Миран-шаха мирзы, сына Тамерлана

021
В 1885 г. востоковед Н.Веселовский приобрел в Самарканде датированный перстень с именем Миран-шаха. Основную часть перстня Миран-шаха составляет вставка, исполненная из изумруда миндалевидной формы, вся покрытая надписью. Камень заключен в золотую оправу. Надпись на перстне Миран-шаха содержит следующий текст: «Эмир эль-умра Азербейджана мирза Миран-шах, сын эмира сахиб-кырана, эмира Тимура Гуркана, 802 год (хиджры)» (1399—1400 г.)

ImageДжалал-ад-дин Миран-шах (1366-1408), третий сын Тимура, наместник Хорасана в 1380-1399 годах. Матерью Миран-шаха была Менглибек Джан Курбани.  В 1380 году, в четырнадцатилетнем возрасте, Миран-шах первый раз принял участие в походе на Хоросан.[1] Именно тогда о нём современники начинают отзываться как о доблестном воине, несмотря на юный возраст. В 1376 году, после смерти брата Джахангира, Миран-шах женится на внучке Узбек-хана Ханзаде бегим., которая становится его главной женой. Также его женами были Даулат Гелди, дочь Паянд Султана из племени барлас и Урун Султан, дочь Суюргатмыш-хана. В 1383 году Тимур назначает Миран-шаха правителем Хоросана.
В 1392 во время «пятилетнего похода» Миран-шах был назначен правителем Закавказья, а в 1393 году Тимур назначил 27-летнего Мираншаха наместником в Северном Иране, Ираке.[1] Центром наместничества был город Султания в северном Иране.

Трагическое падение с лошади осенью 1396 года отрицательно сказалось на здоровье Миран-шаха. Повредив при этом падении голову и лицо. Искусные врачи и хирурги сделали всё возможное и восстановили его физическое здоровье, но сознание его осталось помутненным (букв, «туман окутал уравновешенный центр его сознания»)

В 1400 году, во время «семилетнего похода», в области управляемой Миран-шахом начались волнения, и Тимур низложил своего сына, подавил волнения и разбил вторгшихся в его владения врагов.

За всю жизнь Миран-шах принимал участие почти во всех походах Тимура. Известно, что он был активным политическим деятелем и до 1400 года пользовался доверием своего отца.

В 1403 году он принимал испанского посла Руи Гонзалес де Клавихо.

Клавихо видел Миран-шаха в Султании и описывает встречу с ним следующим образом:
В четверг, двадцать шестого июня, в полдень приехали в большой город Солтанию и там застали Миаха Мирассу (Мираншаха), старшего сына Тамурбека. На другой день, в пятницу, утром отправились к этому Мираха Мирассе. А так как у них принято, если кто-нибудь приезжает, дарить подарки, то посланники взяли с собой разные вещи: суконные и шерстяные одежды, что они очень ценят, прочие [предметы] — и [все это] отвезли к этому Миаха Мирассе. Застали его во дворце, где рядом был большой сад и где находилось много вооруженных людей. Он принял их очень хорошо, пригласил к себе в шатер, где восседал, и спросил о здоровье короля [Кастилии], нашего сеньора. Поговорив немного, [посланники] пошли пировать, и ели они по их обычаю, а когда собрались уезжать, [Мираха Мирасса] приказал одеть их в платье из камки..

В 1405 году после смерти Тимура сын Миран-шаха Халиль-Султан захватил власть в Мавераннахре.
После смерти Тимура старший сын Миран Шаха — Абу Бакр мирза прочитал хутбу и отчеканил монеты с именем отца. Сам Миран шах жил преимущественно в Тебризе, и все дела верховной власти продолжал мирза Абу Бакр. 24 числа месяца зу-ль-каада 810 г.х. (21 апреля 1408 года) он был убит в сражении с войсками династии Кара-Коюнлу под предводительством Кара Юсуф Туркменом в окрестностях Тебриза.

Он был похоронен в фамильной усыпальнице Тимуридов в Гур Эмире в Самарканде.

У Мираншаха было восемь сыновей: Султан Мухаммед, Суюргатмыш, Иджил, Халиль-Султан, Умар, Абу Бакр, Мухаммед Тимур, Саид Ахмед и несколько дочерей.[5] Его внук Абу-Сеид — сын Султан Мухаммеда, возглавил государство Тимуридов в Мавераннахре в 1451 году. Потомок Миран-шаха Захир ад-дин Мухаммад Бабур стал основателем государства в Индии (1526—1858).

В 1885 г. востоковед Н.Веселовский приобрел в Самарканде датированный перстень с именем Миран-шаха. Основную часть перстня Миран-шаха составляет вставка, исполненная из изумруда миндалевидной формы, вся покрытая надписью. Камень заключен в золотую оправу. Надпись на перстне Миран-шаха содержит следующий текст: «Эмир эль-умра Азербейджана мирза Миран-шах, сын эмира сахиб-кырана, эмира Тимура Гуркана, 802 год (хиджры)» (1399—1400 г.)

555

Н. Веселовский
 Перстень-печать Миран-шаха мирзы, сына Тамерлана

(Отрывок из книги «Кауфманскiй сборникъ, изданный въ память 25 летъ, истекшихъ со дня смерти покорителя и устроителя Туркестанскаго края генералъ-адъютанта К.П.фонъ-Кауфмана I-го» Москва, 1910)

В 1885 г. мне довелось приобрести в г. Самарканде для Императорской Археологической Комиссии небольшую коллекцию местных древностей, среди которых оказался датированный перстень с именем Миран-шаха мирзы, третьего сына Тамерлана, правителя Азербайджана, признанного впоследствии сумасшедшим. До сих пор этот перстень оставался не опубликованным, несмотря на его исторический интерес и археологическую редкость, так как памятников подобного рода, относящихся к средневековому периоду мусульманства, вообще очень мало, а в России почти вовсе нет. И это тем более странно, так как таких памятников существовало в свое время много, потому что у восточных мусульман было усвоено обычаем прикладывать вместо подписи именную печать, которая часто заменялась перстнем. Ярлыки татарских ханов иногда скреплялись именным ханским перстнем, что называлось ‘юзюк нишанлыг’, а по-русски передавалось: „с жиковинным нишаном грамоту послал есми“, или просто, „жиковиною 1 запечатав“.

Основную часть перстня Миран-шаха составляет щиток или вставка, исполненная из изумруда в виде тонкой пластинки миндалевидной формы, вся покрытая надписью, вырезанною наоборот, чтобы перстень мог служить вместо печати. Камень заключен в золотую оправу, по-видимому современную вставке, только кольцеобразная дужка припаяна после, быть может в недавнее время; однако цвет золота дужки совпадает с цветом золота в оправе.

Миндалевидная форма перстней и печатей является привилегией царственных особ; простые смертные были лишены права ею пользоваться. Эту форму мы видим не только в Средней Азии, но и в других местах; так, крымские ханы имели печати миндалевидной формы; ее же присвоили себе ширинские беки, у которых, как известно была подобная ханской ‘бадемы мугыр’, т. е. миндалевидная печать 2. Но мы знаем, что ширинские беки, не в пример прочим бекам, пользовались исключительным положением и многое узурпировали из ханских прерогатив; у них в подражание ханам существовали свои ‘калга’ и ‘нуреддин’; понятно, что и форма ханской печати не ускользнула от их внимания; они ввели ее в свой обиход, придавали ей большое значение и гордились ею. В Западном Туркестане порядки были строже, миндалевидная печать была только у ханов, и эта форма преобладает у золотых печатей хивинских ханов из ханской сокровищницы, конфискованной туркестанским генерал-губернатором К. П. фон-Кауфманом по занятии г. Хивы в мае 1873 года. Печати эти хранятся теперь в средневековом отделении Императорского Эрмитажа.

Надпись на перстне Миран-шаха содержит следующий текст:

»Эмир эль-омра Азербейджана мирза Миран-шах, сын эмира сахиб-кырана, эмира Тимура Гурекана, 802″ (= 1399 — 1400 г. по Р. Х.).

Здесь, прежде всего, заслуживает внимания титул — ‘эмир-эль-омра’, т. е. эмир эмиров; такой титул впервые был введен в Джагатаевом улусе и относился к главному министру, который по власти и по рангу соответствовал темнику Золотой Орды. Стало быть, Миран-шах, а значит и другие потомки Тамерлана, являлись в отведенные им области не в звании удельных князей и собственников, как можно было бы думать, а в качестве лиц чиновных, в роде генерал-губернаторов. Следует заметить, что в Зефер-Намэ Миран-шах так не титулуется, а постоянно называется ‘эмир-задэ’, что можно переводить: царевич. Во всяком случае, перстень свидетельствует определеннее, чем Зефер-Намэ, в каком звании Миран-шах вступил в управление Азербайджаном.

888

Выставленный на печати год 802-й гиджры (1399—1400 по Р. Х.) указывает, как будто, время, когда Миран-шах получил власть над Азербайджаном и другими провинциями; но Шереф-эд-дин относит это событие на семь лет раньше, именно к 795-му году гиджры. Его рассказ приводится здесь по рукописи Азиатского музея № а 568 (лист 235 recto), с вариантами из другой рукописи № а 568 (лист 200 recto et verco). Заглавие рассказа следующее:

«Рассказ о передаче победоносным Сахибкыраном престола Хулагу-хана царевичу Миран-шаху».

«Милость царская назначила царевичу Миран-шаху области: Азербейджан, Рей, Дербенд, Баку, область Ширванскую, область Гилянскую с подвластными им (местностями) и пространство до Рума. Счастливый царевич привез из Тебриза, Султании и других областей достойные дары и подношения, — какие и сколько, — превыше описания! Начав веселый пир с устройства увеселений и торжеств, он провел несколько дней в наслаждениях, светлой радости и удовольствиях …… во вторник тринадцатого числа, снявшись оттуда, он (Тимур) послал царевича Миран-шаха в сторону Калаги»… 8

Известие об этом событии повторено Шереф-эд-дином еще в другом месте (л. 290 verco), в главе:

«Рассказ об отправлении споспешествуемым Сахиб-кыраном царевича Миран-шаха на управление Азербейджаном и на осаду крепости Аланджик».

«Его величество Сахибкыран престол Азербейджана и управление теми областями от Дербенда Бакинского до Багдада и от Хамадана до Рума поручил царевичу Миран-шаху, как об этом уже выше упоминалось. Кто-то отправился, чтобы перевести в Азербейджан со всем лагерем военачальников и воинов из приближенных этого царевича, которые оставались в Хорасане. В это время вышел высочайший указ, чтобы царевич вступил в управление Азербейджаном и, кроме того, осадил крепость Аланджик»… Это упоминается под 798 г. гиджры (=1595−6 г. по Р. Х.).

У Пти-де-ля-Круа это помещено в LXII-й главе II тома, стр. 390 — 391 с тою лишь разницею, что пропущена фраза: «как об этом уже выше упоминалось» вследствие чего без обращения к тексту можно было бы подумать, что Тимур вторично поручил управление Азербейджаном Миран-шаху. Таким образом остается загадкой, почему на перстне Миран-шаха выставлен 802-й год.

Комментарии

1. Жиковина — перстень, заменяющий печать.
2. ”Камеральное описание Крыма” (Известия Таврической ученой Архив. Ком.” № 4, Симфер., 1888, стр. 124.)
3. Это слово написано без диакритических точек, его можно читать *** ”бездушный”, т. е. бездушный Азербейджан; но так как в других рукописях оно отсутствует, то я полагаю, что здесь простая описка писца.
4. В рукописи а568 союз, пропущен, а потому чтение с изафетом дало бы: ”Дербенд Бакинский”.
5. В рукописи а568 после вставлено: ***, т. е. ”и подарки привезши, задал его величеству Сахибкырану в Хамадане царские пиры”.
6. Рукоп. а568 *** — в субботу.
7. Рукоп. а568 *** — по дорогам (в).
8. Этот рассказ изложен в переводе Petis de la Croix (Histoire de Timur-bec) во II томе;, стр. 212 — 215, при чем приводится дата: 13-го Шаабана 795 г. гиджры, т. е. 24 июня 1395 г. по Р. Х.

012

(Tashriflar: umumiy 153, bugungi 1)

Izoh qoldiring