Томас Элиот. Язык воздвигает барьеры, зато сама поэзия дает стимул к их преодолению. Нобелевская речь.

004
     Из всех искусств поэзию обычно считают наиболее привязанной к определенной местности, определенной культуре. Живопись, скульптуру, архитектуру, музыку могут воспринимать все, кто их созерцает и слышит. Но язык, особенно язык поэзии, — совсем иное дело. Может показаться, будто поэзия разделяет, а не объединяет людей.

001

098Англо-американский поэт Томас Стернз Элиот, который сильно повлиял на развитие англоязычной поэзии XX ст., родился 26 сентября 1888 г. в Сен-Луисе (штат Миссури, США) и вырос в зажиточной семье, предки которой были выходцами из Англии.
Закончив частную школу, Томас Элиот 1906 г. вступил в Гарвардский университет. Первые стихи начал писать под влиянием Омара Хайяма в 14 лет. Увлекшись поэзией символистов, приехал в Париж, где продолжил обучение в Сорбонне.
Вернувшись 1911 г. в Америку, начал работу над диссертацией по творчеству Бредли, не закончив которую переехал сначала в Германию, а потом 1915 г. в Лондон.
Здесь 1915 г. Томас Элиот вступил в брак с Вівъен Хейвуд, брак с которой оказался неудачным.
От 1917 до 1919 г. Элиот работает заместителем главного редактора журнала «Эгоист» и публикует собственные стихи в разных периодических изданиях, а также выпускает несколько стихотворных сборников. Первой значительной поэмой Томаса Элиота стала «Любовная песня Дж. Альфреда Пруфрока». Это была новая веха в поэзии XX ст., виток современной английской поэзии.
Томас Элиот становится популярным поэтом, серьезным литературным критиком, который считает своей задачей «возвратить поэта к жизни». Его критические эссе начинают так называемую «кембриджскую школу критики».

1922 г. вышло в свет, по мнению критиков, наилучшее произведение Элиота, которое отразило интеллектуальные настроения целой эпохи, — поэма «Бесплодная земля».
1927 г. Томас Элиот принял англиканскую веру и стал британским подданным. В поэме «Пепельная среда» (1930) он выразил свои чистосердечные мучения относительно отхода от семейных религиозных традиций в обществе.
1934 г. Элиот написал поэтическую драму «Камень», а 1935 г. — драму «Убийство в соборе», поставленную тогда же в Кентерберийском соборе. Это было его яркое сценическое произведение, написанное в форме церковного литургийного действия, средневековой морали и античной трагедии. Его пьесы с современной жизни — «Воссоединение семьи» (1939), «Вечеринка с коктейлями» (1950) и другие — считаються менее удачными.
1940 г. Томас Элиот пишет поэму «Ист Кокер», потом подряд выходят его поэтические произведения, которые считаються наиболее зрелыми, где Элиот воссоздал собственное представление о высокой миссии поэта — сохранять, увеличивать и передавать новым поколением воплощенное в слово наследство национальной и мировой культуры.

1948 г. Томасу Элиоту присуждается Нобелевская премия с литературы «за выдающийся новаторский взнос в современную поэзию».
Кроме Нобелевской премии, Томасу был вручен британский орден «За заслуги» (1948), французский орден Почетного легиона (1954), премию Гете (1954) и много других наград. Он имел множество почётных степеней и был почетным членом советов многих учебных заведений.
1957 г. Томас Элиот вторично вступает в брак.
Умер Томас Стернз Элиот 4 января 1965 г. в 76 лет и был похоронен в селе Ист-Кокер, откуда в XVII ст. подались в Америку его знаменитые предки.

012

Томас Стернз Элиот
Язык воздвигает барьеры, зато сама поэзия дает стимул к их преодолению.
Нобелевская лекция. (10.12.1948)

001

Когда я стал обдумывать, что же сказать вам в этот вечер, я хотел лишь очень просто объяснить, что значит для меня высокая честь, дарованная Шведской Академией. Но это обернулось нелегкой задачей: слова — моя профессиональная сфера, но в данном случае они были мне не подвластны. Просто сказать: я сознаю, что мне оказали высочайшую для писателя международную почесть, значило бы лишь повторить уже всем известное. Заявить — я недостоин, значило бы бросить тень сомнения на мудрость Академии; панегирики в ее адрес можно истолковать так, будто я как литературный критик одобряю признание себя как поэта. Поэтому могу ли я попросить вас принять как само собой разумеющееся, что, узнав о присуждении мне этой премии, я испытал естественные для каждого в аналогичной ситуации чувства — восторг, тщеславие, упоение лестью и раздражение, вызванное неудобствами, возникающими у человека, который внезапно стал знаменитостью? Будь Нобелевская премия такой же, как другие премии, но просто повыше рангом, пожалуй, я бы сумел найти слова, воздающие ей должное, но поскольку премия эта особенная, по сути своей отличающаяся от других, найти слова, адекватные испытываемым мною чувствам, трудно.

Поэтому я вынужден попытаться выразить то, что чувствую, непрямо, изложив вам свое представление о значении Нобелевской премии по литературе. Если бы речь шла просто о признании заслуг и известности автора за пределами его страны, у иноязычного читателя, едва ли можно было бы счесть кого-либо из нас, поэтов любых времен, более других достойным такого отличия. Но, на мой взгляд, Нобелевская премия — нечто иное и большее.Присуждаемая представителям разных народов, она, как мне кажется, скорее означает, что человек избран неким, как будто бы свыше ниспосланным актом милости выполнять особую, новую для него роль и стать особым символом. Совершается церемония, в результате коей на человека неожиданно возложена новая для него миссия. И вопрос не в том, достоин ли он столь высокой награды, а в том — сможет ли он выполнить возложенную на него миссию: быть представителем, насколько это вообще возможно для человека, чего-то гораздо более значительного, чем его собственное творчество.

Из всех искусств поэзию обычно считают наиболее привязанной к определенной местности, определенной культуре. Живопись, скульптуру, архитектуру, музыку могут воспринимать все, кто их созерцает и слышит. Но язык, особенно язык поэзии, — совсем иное дело. Может показаться, будто поэзия разделяет, а не объединяет людей.

—————————————————
Mы должны помнить: язык воздвигает барьеры, зато сама поэзия дает стимул к их преодолению. Наслаждаться поэзией, созданной на другом языке, — значит наслаждаться общением с народом, говорящим на этом языке, значит понять этот народ, и это понимание иным путем недоступно.
———————————————

Но вместе с тем мы должны помнить: язык воздвигает барьеры, зато сама поэзия дает стимул к их преодолению. Наслаждаться поэзией, созданной на другом языке, — значит наслаждаться общением с народом, говорящим на этом языке, значит понять этот народ, и это понимание иным путем недоступно. Вспомним историю поэзии в Европе и великое влияние, оказываемое поэзией одного языка на поэзию другого; нужно помнить о безмерном долге каждого значительного поэта поэтам не только своего языка, но и иноязычным. Вдумаемся — поэзия любой страны и любого языка пришла бы в упадок и погибла, если бы ее не питала поэзия других языков. В обращении поэта к своему народу звучат голоса всех иноязычных поэтов, оказавших воздействие на его творчество. В то же время младшие иноязычные поэты воспринимают его поэзию и в свою очередь передадут частицу его мировосприятия, в известной мере дух его народа своему народу. Частично путем влияния на поэтов, частично через переводы, в которых эти иноязычные поэты на свой лад воспроизводят его стихотворения, частично через читателей, способных прочитать его на его родном языке, поэт может помочь народам понять друг друга.

—————————————
Из всех искусств поэзию обычно считают наиболее привязанной к определенной местности, определенной культуре. Живопись, скульптуру, архитектуру, музыку могут воспринимать все, кто их созерцает и слышит. Но язык, особенно язык поэзии, — совсем иное дело. Может показаться, будто поэзия разделяет, а не объединяет людей.
———————————————

Конечно, многое в творчестве каждого поэта находит отклик лишь у тех, кто живет в одной с ним стране и говорит на том же языке. Тем не менее есть смысл в понятии «европейская поэзия» и даже «мировая поэзия». Думаю, именно в поэзии люди разных стран и языков — хотя в любой стране это очевидно лишь по немногочисленному меньшинству — обретают понимание друг друга, и сколь бы неполным, частичным оно ни было, оно все равно существенно. И я расцениваю присуждение Нобелевской премии по литературе поэту прежде всего как утверждение наднациональной ценности поэзии. С этой целью время от времени и награждают поэта: и вот я — перед вами, но не благодаря личным заслугам, а как символ, по крайней мере на какое-то время, высокого назначения поэзии.

 

0079

(Tashriflar: umumiy 92, bugungi 1)

Izoh qoldiring