Мухаммад Риза Агахи. Газелы и рубаи

12

К 205-летию со дня рождения поэта

Агахи был поэтом, историком и переводчиком. Он составил диван своих стихов под названием «Та’виз ал-ашикин», который в нескольких списках дошел до нашего времени и включает в себя газали, мухаммасы, мусаддасы, мусамманы, рубаи, муамма, таржи’банды, мустазады, маснави, касыды, тарихи на языках узбекском и фарси. В 1882 г. его диван был издан литографским способом в Хиве. С фарси на узбекский язык он перевел «Гюлистан» Са’ди, «Йусуф ва Зулайха» Абд ар-Рахмана Джами, «Хафт пайкар» Низами, «Шах ва Гада» Хилали, «Зубдат ал-хикайат» Мухаммад Вариса, «Кабус-наме» Кайбдуса, «Мифтах ат-талибин» Махмуд бен Шайх Али бен Имад ад-Дина Гидждувани, «Ахлак-и Мухсини» Хусайна бен Али Кашифи, «Та’рих-и джаханкуша-йи Надири» («Та’рих-и Надири») Мухаммад Махди Астрабади бен Мухаммад Насира, вторую половину второго тома, третий и седьмой тома «Раузат ас-сафа» Мирхонда и многие другие сочинения.

055

089   Поэт и историк Мухаммад Риза-мираб бен Эр-Нийаз-бек, по прозванию Агахи  родился Агахи в декабре 1809 г. Его отцом был Эр-Нийаз-бек, младший брат Му’ниса. После смерти Му’ниса Агахи был назначен Аллакули-ханом вместо дяди на должность мираба, от которой был освобожден по собственному желанию Мухаммад Амин-ханом в 1268 г. х., т. е. в 1851/1852 г. н. э. Умер Агахи в 1874 г. в Хорезме. Он был не только преемником Му’ниса на ханской службе, но и его учеником. Агахи был поэтом, историком и переводчиком. Он составил диван своих стихов под названием «Та’виз ал-ашикин», который в нескольких списках дошел до нашего времени и включает в себя газали, мухаммасы, мусаддасы, мусамманы, рубаи, муамма, таржи’банды, мустазады, маснави, касыды, тарихи на языках узбекском и фарси. В 1882 г. его диван был издан литографским способом в Хиве. С фарси на узбекский язык он перевел «Гюлистан» Са’ди, «Йусуф ва Зулайха» Абд ар-Рахмана Джами, «Хафт пайкар» Низами, «Шах ва Гада» Хилали, «Зубдат ал-хикайат» Мухаммад Вариса, «Кабус-наме» Кайбдуса, «Мифтах ат-талибин» Махмуд бен Шайх Али бен Имад ад-Дина Гидждувани, «Ахлак-и Мухсини» Хусайна бен Али Кашифи, «Та’рих-и джаханкуша-йи Надири» («Та’рих-и Надири») Мухаммад Махди Астрабади бен Мухаммад Насира, вторую половину второго тома, третий и седьмой тома «Раузат ас-сафа» Мирхонда и многие другие сочинения. Кроме того, что Агахи завершил не законченную Му’нисом хронику «Фирдаус ал-икбал», он написал еще несколько исторических сочинений — «Рийаз ад-даула», «Зубдат ат-таварих», «Джами’ ал-ваки’ат-и султани», «Гулшан-и даулат», «Шахид-и икбал», в которых освещаются события, имевшие место в Хорезме с 1825 г. по 1875 г.

03
МУХАММАД РИЗА АГАХИ
ГАЗЕЛЫ И РУБАИ

087

ГАЗЕЛЫ

● ● ●

Встань вечерней порой и лицо приоткрой, чтоб звезда
пронеслась над твоей головой, как ночной мотылек,
Новорожденный месяц под бровью крутой засверкал,
отправляясь в полет круговой, как ночной мотылек.

Бедным телом моим и душой овладев, брось ты камень,
играя, на луг и стрелу золотую из рук, —
Затрепещет всё тело, пробито стрелой,
а душа потеряет над камнем покой, как ночной мотылек.

Посторонний свидетель — к чему он, мой друг?
Но уж,если придешь ты ко мне и его приведешь для услуг, —
Пусть душа моя — бедная жертва твоя —
вкруг него обовьется с безумной тоской, как ночной мотылек.

Но, прищурив глаза, ты глядишь на меня,
сколько явной насмешки во взгляде твоем и неведомых мук!
Всё, что есть у меня, и всё то, чего нет,
вкруг насмешек твоих замирает с мольбой, как ночной мотылек.

Девятнадцати лет ты, царица моя. Расцветает твой сад.
В драгоценный наряд ты себя облеки, —
Вкруг твоих девятнадцати лет полетит
девятнадцатитысячный шепот людской, как ночной мотылек.

Знать, до самого сердца прекрасной луны долетели
стенанья и вздохи твои, о певец Агахи!
Пусть же в сладком восторге трепещет душа,
от стенаний и слез замирая весной, как ночной мотылек!

● ● ●

Все, что ни есть в саду, встревожила весна,
Все ждет тебя, лишась терпения и сна.

От ревности к тебе грудь разрывает роза,
Изранена, стоит ревнивая она.

И голый кипарис дрожит под ветром ныне,
Печален от того, что зрит, как ты стройна.

Спит гиацинт, во сне твои он видит кудри;
Что он влюблен в тебя, в том не его вина.

Любуется нарцис сегодня не собою,
Он понял, что не он –красива ты одна.

Подснежник ждет тебя, свои он листья стелит
На влажную тропу, где ты ступить должна.

Тоскуя о тебе, стеная дни и ночи,
Печален соловей и горлинка больна.

И ты не тяготись, в саду весеннем мною
И роза от шипа сокрыться не вольна.

Когда ты с Агахи, увидеть он способен,
Что в цветнике весна, что в небесах луна.

● ● ●

Высок красы твоей чертог, да будешь ты благословенна,
Хоть от меня твой свет далек, да будешь ты благословенна!

В саду изящества, гдесвет ты источаешь вдохновенно,
Ты – самый молодой цветок, да будешь ты благословенна!

Твои две брови, две луны, исполнены столь совершенно,
Что кажется чертил их бог, да будешь ты благословенна!

Твой стан, что саженец в саду; так пусть все будет неизменно,
Продлит аллах цветенья срок; да будешь ты благословенна!

Сияет златом твой наряд, все то, что на тебе бесценно:
Чапан, и пояс, и платок, да будешь ты благословенна!

Мне ведомо: соперник мой к тебе приходит дерзновенно,
Знай, он безбожен и жесток, да будешь ты благословенна.

Твоя любовь ко мне чиста, хотя, быть может, и мгновенна,
Молю, чтоб бог тебе помог, да будешь ты благословенна!

Ты говоришь мне: «О мой раб!» и я, как раб, готов блаженно
Уткнуться в пыль у милых ног; да будешь ты благословенна.

Пусть счастье бог тебе пошлет – о том молюсь я ночеденно,
Пусть сам останусь одинок; да будешь ты благословенна!

Пусть испытанья ждут меня, я все стерплю, приму смиренно,
Ибо смиренье – не порок; да будешь ты благословенна!

Пусть грешен я и не прощен, и пусть мой кров и жизнь презренны,
Сам гнев я на себя навлек; да будешь ты благословенна!

● ● ●

Не раскрывайся пред глупцом, ему вверяя слово:
Не человек он, лишь поймет душа людская слово.

Оно алмаз в сердцах людей, и неразумной твари
Не должен ты его дарить, зря унижая слово.

Как знать скотине, что в жмыхе и сене вкус находит,
Какая это у людей вещь дорогая — слово?!

Чтобы тупица понял речь — и красноречья мало,
Напрасно кровью изойдешь, в крови купая слово.

Как невозможно звуком слов влиять на наковальню,
Так и для каменных сердец игра пустая — слово.

Не растоячай своих речей скупцу и скопидому,
Со щедрым в разговор вступай, сказать желая слово.

Не трать и слов на дурака: себе цены не зная,
Не может он, конечно, знать, цена какая слову.

Не может пользы он извлечь из рассуждений умных,
И только навредит себе, перевирая слово.

Ты и завистника минуй: возможно ль человеку
Шайтана переубедить, лишь повторяя слово?

Над словом сжалься: не толкуй ты с неучем бесстыжим,
Ведь с отвращеньем от него сбежит, стеная, слово!

Что ты ни скажешь, Агахи, — невежда не услышит,
Пусть даже в ухо затрубит сильней карная слово.

РУБАИ

● ● ●

Мне в спутники, аллах, ты ниспослал страданье,
Слезами день и ночь плачу желаниям дань я,
Содей, чтобы мой дух страданья побеждал,
И чтоб мой разум был сильнее, чем желанья.

● ● ●

О ты, мудрец, кому наука покорилась,
Ты знаньем поделись со мною, сделай милость.
Я из последних сил за мудростью пришёл,
Чтобы в меня она вошла и укрепилась.

● ● ●

Открой уста, чтоб сладко говорить,
Вернее жемчуга нанизывать на нить.
Не страшно, что меня убить лишь словом можешь,
Ведь можешь ты потом лишь словом оживить.

● ● ●

Ты сердце мне сожгла, сожгла своим огнём.
О как оно болит: любовь и пепел в нём.
Пусть в сердце у меня всего любовь и пепел,
Ни пепла, ни любви, а только гнев в твоём.

● ● ●

Творец моей беды – жестокий небосвод.
Причина слёз моих – сей мир, что нас гнетёт.
А впрочем, неба свод и мир не виноваты,
Разлука с милой – вот что спать мне не даёт.

● ● ●

Надежды на людей ты не питай напрасно,
Оплошности такой не совершай напрасно,
На сильных мира ты не очень уповай,
Страданий на себя не навлекай напрасно.

● ● ●

Когда познаешь боль ты на пути любви,
Её достоин будь, ту боль благослови,
А если ропщешь ты, клянёшь неверность милой,
То горести свои любовью не зови.

● ● ●

О господи, спаси от многого несчастья,
От жадности спаси и от иной напасти,
Терпеньем награди, от спеси огради
И от вниманья тех, кто держит повод власти.

● ● ●

Не переделаешь людей дурного нрава,
Зловещих, как сова, чья незавидна слава!
Так, ядовитый ствол ты хоть живой водою
Усердно поливай, плоды его – отрава.
● ● ●

Пылинка и взлетев большой звездой не станет.
Долина никогда горой крутой не станет.
Невежда – тот же скот, и как над ним не бейся,
А человеком он, как скот тупой, не станет.

● ● ●

С тех пор как мы в немилости у неба,
Учёный у невежды просит хлеба.
А если б мир устроен был разумно,
То не мудрец – невежда жил в нужде бы.

● ● ●

Слова людские – море; смысл речей –
Жемчужина среди его зыбей.
То море может в сердце поместиться,
Но где сердца – сосуды для морей?

● ● ●

Как ни выхаживай – сорняк цветком не станет,
Как галку ни учи, а соловьём не станет.
Сто добрых сделай дел плохому человеку,
Он отвечать тебе добром на них добром не станет.

033

(Tashriflar: umumiy 437, bugungi 1)

Izoh qoldiring