Бахыт Садыкова. Мустафа Чокай.

048

Феномен Мустафы Чокая как идеолога и лидера туркестанского национально-освободительного движения раскрывается во всей полноте только в контексте всей истории туркестанского национально-освободительного движения первой половины XX века, которое условно можно разделить на четыре этапа. Все четыре этапа связаны с именем Мустафы Чокая, активного участника политических событий, происходивших в Центральной Азии.

012

Бахыт Садыкова
МУСТАФА ЧОКАЙ

 ФЕНОМЕН МУСТАФЫ ЧОКАЯ

07

Феномен Мустафы Чокая как идеолога и лидера туркестанского национально-освободительного движения раскрывается во всей полноте только в контексте всей истории туркестанского национально-освободительного движения первой половины XX века, которое условно можно разделить на четыре этапа. Все четыре этапа связаны с именем Мустафы Чокая, активного участника политических событий, происходивших в Центральной Азии.

Этап первый был связан с новой военно-политической ситуацией, сложившейся в Туркестане после падения царского режима, которая привела в движение многочисленные силы, претендовавшие на захват власти и установление своего колониального господства над Туркестаном. Полное пренебрежение интересами парода Туркестана, которому исторически принадлежала эта территория, вызвало народное возмущение, переросшее в национально-освободительное движение, названное советскими историографами «басмаческим». При этом басмачи были названы бандитами.

Второй этап приходится на период установления диктатуры партии большевиков в Туркестане, пришедших к власти на крови местного населения и через уничтожение двух национальных автономий (Алаш-Орды и Кокандской автономии). Ещё больше усиливается народное сопротивление, и оно уже идет по двум направлениям. Одно из них, в лице руководителей партии Алаш, действует внутри Туркестана, поделённого волюнтаристским образом большевиками на несколько административных единиц («Разделяй и властвуй!»).

Другое направление, обозначившее третий этап, — это организация национально-освободительного движения за рубежом с тем, чтобы привлечь внимание мировой общественности к бесчинствам, творимым коммунистами в Туркестане. Для этого в Европу был направлен Мустафа Чокай. Такое решение было принято авторами теории мусульманского национального коммунизма. Связь туркестанской эмиграции в Европе и алашординцев между собой вызывает обоснованное опасение у советского правительства, которое разными способами пытается не допустить сращения обоих направлений национально-освободительного движения. Поэтому внутри страны под надуманным предлогом борьбы с «национализмом» разворачивается широкомасштабная акция по уничтожению видных политических деятелей. Уничтожаются члены партии Алаш, бывшие члены правительства Кокандской автономии, организуются репрессии на именитых людей, которые, по мнению коммунистов, могут стать потенциальной угрозой устоям советской власти. Туркестан становится полигоном советских карательных органов, которые узаконивают самые кровавые методы уничтожения туркестанской интеллигенции без суда и следствия.

Формальным поводом для уничтожения политических противников и даже просто ни в чём неповинных людей (как правило, это были лучшие представители национальной интеллигенции) становится обвинение их в национализме. Слово «национализм» становится синонимом слова «враг», тогда как на деле оно обозначает: а) чувство патриотизма и любви к Родине и своим истокам; б) волеизъявление какого-то народа строить и развивать своё суверенное государство; в) совокупность нациообразующих элементов. Однако возвышение роли одной нации в ущерб интересам других превращает национализм в понятие с отрицательной коннотацией: он становится политической доктриной. Сделав ставку на самую многочисленную и малограмотную часть населения, то есть русских рабочих и крестьян, советское правительство провозглашает верховенство русской нации над всеми народами СССР. Таким образом, одна нация превращается в орудие подавления других. Это было необходимо коммунистам для упрочения диктата коммунистической партии и продолжения царской колониальной политики.

Через резидентурную сеть советских спецслужб за рубежом предпринимаются меры по ликвидации эмигрировавших лидеров национально-освободительных движений, в том числе и лидера Туркестанского национально-освободительного движения Мустафы Чокая.

В эмиграции Мустафа Чокай использует весь свой талант юриста, политика, журналиста-аналитика, знания нескольких европейских и тюркских языков для разоблачения всей подоплёки национальной политики коммунистов, разработки стратегии и тактики Туркестанского национально-освободительного движения. Политическим органом движения становится издаваемый им и его сподвижниками в Европе журнал «Яш Туркестан».

Туркестанское национально-освободительное движение, созданное Мустафой Чокаем за рубежом, приостановило свою деятельность в связи с оккупацией Франции нацистами в июне 1940 года.

Спецификой четвёртого этапа Туркестанского национально-освободительного движения является его зарождение на территории Германии: это Туркестанский легион, ставший одной из форм национального сопротивления тоталитаризму попавших в плен советских солдат и офицеров — выходцев из Туркестана.

Посланные на фронт защищать политический строй, уничтоживший в период с 1917 по 1941 годы сотни тысяч их соплеменников, отторгнутые от Родины Сталиным как предатели только за факт пленения, использованные тоталитарными режимами Сталина и Гитлера как пушечное мясо, попавшие в плен туркестанцы оказались перед дилеммой: дать согласие идти в легион либо безвестно сгинуть в нацистских лагерях. Естественная тяга к выживанию привела их в ряды Туркестанского легиона, а историческая память подвигла их на продолжение борьбы за восстановление утерянной независимости их страны. Они были вдохновлены идеями Мустафы Чокая, пробудившими в них чувство не только человеческого, но и национального достоинства.

Однако после смерти Мустафы Чокая его идеи была извращены и эксплуатированы нацистами и их подручными: попавшие в плен туркестанцы были под обманным лозунгом «борьбы с большевизмом» загнаны в Туркестанский легион, в котором легионеры получили единственное право — право проливать кровь за интересы фашистского рейха и стать пушечным мясом во имя «сбережения немецкой крови» на фронтах.

Трагичность ситуации туркестанских легионеров привела к тому, что они в массовом порядке стали переходить на сторону партизанских движений в странах Европы. Их участие в борьбе против фашизма было достойно оценено такими странами, как Франция, где после войны о них были написаны книги, сняты документальные фильмы, открыта в их честь мемориальная доска.

Мустафа Чокай уникален не только по своим личностным характеристикам, но, прежде всего, как идеолог и лидер национально-освободительного движения Туркестана. В оценке лидера современная наука политической психологии выделяет следующие основополагающие критерии:
личность лидера, его происхождение, процесс социализации и способы выдвижения;
потребности, мотивы и убеждения, влияющие на его политическое поведение;
контекст, в котором лидерство имело место;
стиль принятия решений.

Личность лидера, по утверждению специалистов, его представление о самом себе — в научной терминологии автономизация самооценки — окончательно оформляется в подростковом возрасте. Эта самооценка становится в последующем показателем стойких индивидуальных различий, характеризующим целостный стиль политического деятеля. Мустафа Чокай был индивидуален уже годы учёбы в гимназии. Его предназначение было определено самим происхождением: мать была потомком хана Бату, а отец — сыном губернатора Хивинского хана. В памяти своих земляков Чокай-бий, потомственный лидер, остался как умный и дальновидный глава рода, всю свою жизнь посвятивший искусству управления народом. Закономерно поэтому, что после смерти Чокай-бийя туркестанцы предложили Мустафе Чокаю занять место отца, а затем они неоднократно выдвигали его депутатом съездов различного уровня: начиная с местного до уровня главы Туркестанской Автономии.

«Среди политиков бывают политики мира и политики войны, — пишет Мария Яковлевна в своих мемуарах. Мустафа Чокай принадлежал к политикам мира, к патриотам. По характеру он был мягок, легко раним. Он знал, что в управлении государством необходимо быть человеком жёстким, способным быстро принимать решения. Никогда не уставал учиться и работать над собой. Он восхищался и высоко ценил Мустафу Кемаля. Считал, что для Туркестана нужен такой реформатор. У него и в мыслях не было иметь какие-либо враждебные чувства к шовинистам или представителям других наций. Любил спорить и дискутировать с людьми разных политических убеждений. В спорах был спокоен и уважал мнение оппонента. И в политике, и в личной жизни он умел находить путь к сердцу людей благодаря своей честности и умению сопереживать другим. Отличаясь широтой мышления, он легко и в доступной форме излагал свои идеи. При этом, нравилось ли это собеседнику или не нравилось, он говорил всегда прямо и открыто.»

Такое поведение политика свойственно только лидеру с адекватной самооценкой, который уважительно и высоко оценивает других лидеров, не боясь, что его самого унизят, обидят, обойдут, твёрдо зная свою собственную высокую цену.

Большое влияние на совершенствование личностных качеств Мустафы Чокая оказали старшие товарищи по работе в мусульманской фракции Государственной Думы, в первую очередь, будущие руководители партии Алаш Алихан Букейхан, Ахмет Байтурсын, Мир Якуб Дулат, Мухамеджан Тынышбай.

Политическое поведение Мустафы Чокая было мотивировано поставленной целью — восстановление государственности Туркестана ненасильственным, демократическим путём и для этого — разработка тактики и стратегии национально-освободительного движения. Посланный в рамках этой задачи за границу, он нацелил себя на продуктивную и творческую самореализацию, проявив себя как целостный феномен, как неповторимая индивидуальность. Он развивал и корректировал сам подход в выборе средств достижения политической цели, не прекращая при этом совершенствовать систему своих убеждений. Исходя из опыта Кокандской Автономии и турецкой революции, он приходит к выводу о том, что национально-освободительное движение может не обойтись без применения насильственных методов, то есть без армии, которая только при народной поддержке способна противостоять государству-колонизатору. Что национально-освободительная борьба невозможна без достойного лидера, вождя, который должен достичь харизматических масштабов, так как это абсолютно необходимо для придания энергии движению и для её поддержания. Он утвердился во мнении, что ни идеи пантюркизма, ни идеи панисламизма не способны стать основой для объединения тюркских народов. «Объединение тюркских народов — проблема политическая, — пишет он в одном из своих последних исследований. Ярмо национального рабства можно разрушить при таком единстве, которое выходит за рамки расовых и религиозных установок, так как стратегия борьбы кроется в политической конъюнктуре». Таким образом, от уровня национального Мустафа Чокай поднимается на уровень наднациональный.

Контекст, в котором формировались политические убеждения Мустафы Чокая, — это постоянный контакт с народом, активное участие в судьбоносных для своей страны событиях, взаимодействие с другими политиками своего времени не только при непременном осмыслении и анализе происходящих событий, но и при их прогнозировании. Всё это определяло стиль принятия решений. В самый кульминационно-трагический период своей жизни (встреча с пленными соотечественниками в фашистских концлагерях) этот стиль проявился наиболее ярко: последний из плеяды непокорных, он выбрал, в соответствии с теорией и практикой национально-освободительного движения, единственно верное и приемлемое в тех условиях решение, предложив создание туркестанской национально-освободительной армии и потребовав введения её в бой только при подходе к границам Туркестана.

Свойства личности раскрываются через трагические переживания, когда он наталкивается в своём движении к истине, к справедливости на противодействие отрицательных сил действительности, — утверждает Чингиз Айтматов.

В противоборстве с тоталитарными режимами Сталина и Гитлера великая и неуёмная любовь Мустафы Чокая к своему народу, неукротимое стремление к достижению независимости для своей Родины оказались предтечей высокой жертвенности.

Нет больше той любви, как если кто положит душу за друзей своих.

06

Бахыт Садыкова
МУСТАФА ЧОКАЙ

 ПРЕДИСЛОВИЕ
 Глава I. СТАНОВЛЕНИЕ
 Глава II. ЗРЕЛОСТЬ
 Глава III. НОВЫЙ ЭТАП В ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЕ
 Глава IV. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В ЕВРОПЕ
 Глава V. ДОКТРИНЫ ФАШИЗМА И БОЛЬШЕВИЗМА
 Глава VI. ЧТО ЕСТЬ ВЕРШИНА ДОБРОДЕТЕЛИ?
 Глава VII. КОЗНИ КОММУНИСТОВ
 ФЕНОМЕН МУСТАФЫ ЧОКАЯ
 Послесловие автора
 Основные даты жизни и деятельности Мустафы Чокая

077

ВЫ ИМЕЕТЕ ВОЗМОЖНОСТЬ ПРОЧИТАТЬ,ЗАГРУЗИТЬ И РАСПЕЧАТАТЬ КНИГУ Б.САДЫКОВОЙ «МУСТАФА ЧОКАЙ» С ПОМОЩЬЮ CALAMEO

(Tashriflar: umumiy 175, bugungi 1)

Izoh qoldiring