Президент Уругвая Хосе Мухика. Высказывания.

090
Долгие годы он рано ложился спать, прислушиваясь к тому, что шептали ему на ухо муравьи. Иногда он болтал с лягушкой, а то и с двумя, или делился куском хлеба с крысой. Хосе Мухика (José Mujica), он же Пепе, выжил в мире, который сам смел с лица Земли. Этот бывший лидер главного в Уругвае марксистского партизанского движения «Тупамарос» 13 лет провел в тюрьме при военной диктатуре, которая находилась у власти в стране с 1973 по 1985 год. Затем он открыл новую страницу и приступил к восстановлению демократии.

В ноябре 2009 года Мухика был избран президентом, набрав 53 процента голосов. «В заключении я едва не сошел с ума, — говорит он. — А теперь я стал узником собственной свободы — свободы думать и решать так, как пожелаю. Я лелею эту свободу и борюсь за нее. Я могу делать ошибки, иногда очень серьезные, но одно из моих немногочисленных достоинств заключается в том, что я говорю то, что думаю».
«Если бы я попросил людей жить так, как живу я сам, они бы меня убили», — заметил Мухика во время интервью, которое он дал в своем уютном маленьком доме, расположенном посреди хризантемовых полей недалеко от Монтевидео.

09

09Хосе Альберто Мухика Кордано (исп. José Alberto Mujica Cordano; также известный как Эль Пепе, исп. El Pepe; род. 20 мая 1935, Монтевидео) — уругвайский политик, кандидат Широкого фронта на президентских выборах 2009 года. Во втором туре выборов 29 ноября победил своего основного конкурента и был избран президентом Уругвая.
В 60-е и 70-е годы он воевал на составе отрядов левого движения» Тупамарос», которое было вдохновлено идеями кубинской революции.

Шесть раз он был ранен, и 14 лет провел в тюрьме. Большую часть срока Мухику держали в камере-одиночке. На свободу он вышел в 1985 году, когда в Уругвае вновь воцарилась демократия.
Президента Уругвая Хосе Мухику соотечественники называют «el presidente mas pobre» — «самый бедный президент». 78-летний Мухика жертвует на благотворительность почти всю свою президентскую зарплату, что делает его самым бедным (или самым щедрым) президентом в мире. Из $12500, которые президент получает каждый месяц, он оставляет себе только $1250. «Мне вполне хватает этих денег, — уверяет Мухика, — должно хватать, потому что доходы многих уругвайцев намного ниже». Жена президента, сенатор, тоже жертвует часть своих доходов. Супруги живут в сельском доме на ферме в Монтевидео. Воду для домашнего хозяйства президент носит сам из колодца во дворе. Самой крупной личной покупкой Мухики за всё время его президентства стал «Фольксваген Жук» 1987 года выпуска, стоимостью $1945. У Мухики нет никаких счетов в банках и никаких долгов. Самое большое удовольствие ему доставляет общение со своей собакой по имени Мануэла.

011

Хосе Альберто Мухика Кордано
ВЫСКАЗЫВАНИЯ
09

Долгие годы я жил в одиночестве. Чтобы выстоять мне приходилось искать спасение в самом себе. Человек с убеждениями – сильное животное. Возможно, я слишком старомоден и простоват. Возможно, моя сила — сила первобытная, наследие моих предков, моего крестьянского детства.

Мне приходилось что-то придумывать, чтобы не сойти с ума.  Конечно, это очень негативно на меня повлияло. Меня даже собирались подвергнуть психиатрическому лечению, потому что у меня начались галлюцинации. Но увидев врача, которую они мне прислали, я подумал: «Вот теперь я точно свихнусь!» Она давала мне пригоршни таблеток, я их выбрасывал.

Но мне удалось заставить их позволить мне читать. Семь лет мне не давали читать. Наконец они дали мне книги – по физике и химии, и я начал приводить в порядок свой разум. И вот я перед вами.

Как-то раз я насобирал семь лягушек и посадил их в стакан с водой, чтобы плавали. Я узнал, что муравьи кричат. Они кричат.

Меня называют самым бедным президентом, но я себя бедным не чувствую. Бедные — это те, кто работают только для того, чтобы жить в роскоши. Им все время хочется все больше и больше. Это вопрос свободы.

Если у вас мало вещей, то нет смысла всю жизнь вкалывать, как раб, ради того чтобы приобретать эти вещи. В результате образуется больше времени для самого себя. Может, я и похож на старого чудака. Но это мой выбор.

Люди, считающие меня бедным, неверно понимают суть богатства. Я не самый бедный президент. Самым бедным является тот, кому для жизни нужно слишком много. — Мой образ жизни — это следствие моих ран. Я сын своей истории. Прежде я часто чувствовал себя самым счастливым человеком на свете просто потому, что у меня был матрас.

Если бы я попросил людей жить так, как живу я сам, они бы меня убили.

Меня поражает, как живут многие лидеры стран. На фоне царящей нищеты они предпочитают жить, как богатые люди, которых явное меньшинство в стране. Я этого не понимаю. В моем представлении, если мы заявляем, что являемся сторонниками демократии, то нужно стараться жить, как большинство народа, а не как кучка богатеев. Именно так я и живу.

Я не аскет и не хочу использовать слово «аскетизм», так как в Европе это слово проституировано. Я живу, довольствуясь малым, без излишеств, чтобы иметь больше времени заниматься важными делами.

У меня есть президентский дворец, который обслуживают 42 служащих. Они регулярно получают зарплату, но я там не живу. Закрыть его я не могу, так как меня попросту не поймут, да и это гарантировано законодательством страны.

Европа по-прежнему живет прошлым, как будто бы здесь, как и много лет тому назад, находится эпицентр человеческой цивилизации. Но времена изменились, и мир изменился тоже. Я вижу нынешнюю Европу, погрязшую в болоте. Но у европейцев есть возможность выбраться из него, опираясь на свой интеллектуальный потенциал. Более всего меня обескураживает политика, которую проводит Европа. Европейские политики, как и раньше, предпочитают нести пустой вздор.

Я не вижу умных людей в европейской политике. Это меня приводит в ужас. Я вижу лишь какие — то бесполезные неоколониалистские дуновения.

Главное в политике — интеллектуальная честность. Если ее нет, то все остальное не имеет смысла.

Образ благородного чиновника — политическая конструкция, превратившаяся в демагогию.

Галстук — это бесполезная тряпка, которую мы повязываем на шею. Я враг потребительства. Чрезмерное потребительство приводит к тому, что человек забывает о своем главном предназначении, расходует свои силы на всякую ерунду, которая не имеет ничего общего с человеческим счастьем.

В политике всегда есть огромные ограничения: во-первых, капитализм, где пересекаются самые различные интересы, а во-вторых — юридические вопросы. Вся правовая структура нынешнего общества создана капитализмом.

90% доходов, которые я получаю, я отдаю на социальные нужды. Себе на жизнь я оставляю 2 тысячи долларов.

Я президент. Я вынужден бороться за создание новых рабочих мест и новые инвестиции, потому что потребности людей растут. Я стараюсь увеличить уровень потребления, но при этом снизить уровень нецелесообразного потребления…

Я против бессмысленной траты — денег, ресурсов, времени. Мы должны создавать вещи, которые смогут просуществовать долгое время. Это идеал, но нам вряд ли удастся воплотить его в реальности, потому что мы живем в эпоху накопления.

Значительные бюджетные средства мы тратим на легализацию марихуаны. Таким образом мы намерены изъять часть доходов наркоторговцев и направить их на борьбу с незаконным оборотом наркотиков. Употребление марихуаны — не самая страшная вещь, настоящая проблема — это наркоторговля.

Моя страна не слишком открыта. Эти меры являются вполне логичными. Что касается легализации марихуаны, здесь речь идет вовсе не о том, чтобы стать более либеральной страной. Мы просто хотим, чтобы наркоманы перестали пользоваться услугами подпольных дилеров. Однако мы готовы также ограничить их право на курение, если они превысят разумные нормы потребления марихуаны. Это как с алкоголем. Если вы выпиваете по бутылке виски в день, к вам нужно относиться, как к больному человеку.

Весь день (на июньском саммите «большой двадцатки» в Рио-де-Жанейро) мы говорили об устойчивом развитии. О том как бороться с бедностью. Но о чем мы думаем? Неужели мы хотим достичь уровня развития и потребления богатых стран? Я вас спрашиваю: что станет с нашей планетой, если у индийцев на каждую семью будет столько же машин, что и в Германии? Сколько кислорода останется тогда на планете?»

Есть ли на нашей планете достаточно ресурсов для того, чтобы семь или восемь миллиардов человек достигли того же уровня расточительства, как в богатых странах? Ведь именно такое гиперпотребление и наносит вред нашей планете.

Сегодня мы можем перерабатывать практические все. Если бы мы жили по средствам — то есть были бы бережливыми — то 7 миллиардов человек, живущих на планете, могли бы иметь все, что им нужно. И глобальная политика должна развиваться именно в этом направлении. Однако мы мыслим, как народы и страны, а не как человеческий вид.

Я не против потребления. Я против расточительства. Надо производить пищу для голодных, кров для тех, кому нужен дом, строить школы там, где их нет. Мы должны решить проблему с питьевой водой. Если каждый власть имущий имеет три, четыре, пять автомобилей и дом в 400 кв. метров, и дом на пляже, и личный самолет, — конечно, ресурсов не хватает для всех. Что говорит современная наука? Она дает нам неопровержимые факты: если современное народонаселение планеты стремится потреблять наравне со средним американцем, – потребуется три планеты Земля. Что означает: если продолжать бросаться тем, что у нас есть, то естественно, бóльшая часть человечества никогда ничего не будет иметь. Они обречены.

Если говорить 0 расточительности, экономика тут не при чем. Это вопрос философии. Я не могу, как правитель страны, решить этот вопрос. Я сам узник этой ситуации. Я указываю на то, к чему мы движемся.

Всё верно, здесь у нас наблюдается чудовищная расточительность. В Пунта-дель-Эсте (исп. Punta del Este, город-курорт на юге Уругвая) дома используются всего 20 дней в году; роскошные дома. А другие люди не могут найти даже лачугу для ночлега. Это безумие, это несправедливо. Я против такого мира. Но я его пленник. Если бы я начал навязывать всем мой образ жизни, меня бы убили. Убили бы. Я знаю точно. Но дайте мне свободу выражать мои мысли.

Мы жалуемся на глобальное потепление, одновременно атакуя и истязая природу вырабатываемыми нами отходами. Мы отдаем в залог будущее грядущих поколений.

Мы принесли наших древних нематериальных богов в жертву, и сегодня толпимся в храме рыночного бога. Он организует нашу экономику, нашу политику, руководит нашими привычками, нашими жизнями, предоставляет нам прибыль и кредитные карты, давая внешнее подобие счастья.
Всё выглядит так, будто мы родились лишь для того, чтобы потреблять и потреблять, а когда мы уже больше не в состоянии потреблять, нас охватывает страх, мы страдаем от бедности, и автоматически оказываемся изолированными, отброшенными на обочину

Моя цель – добиться, чтобы в Уругвае было меньше несправедливости, чтобы помочь незащищенным и уязвимым; забыть о политическом образе мысли. Это не делается в одночасье; победа не за углом. Я не построю рай или что-то подобное.
Я стремлюсь к росту общественного блага.

В чем секрет счастья?  Жить в мире с собой. Говорить с тем человеком, который есть внутри тебя. Это наш попутчик, которого мы несем с собой до могилы. Будь собой и не навязывай свои мерила и взгляды другим. Я не жду, что все начнут жить так, как я. Я хочу уважать свободу других, но также защищаю мою свободу. Свобода идет рука об руку со смелостью высказать то, что думаешь, даже если иногда окружающие не разделяют твоих взглядов.

087

XDK

(Tashriflar: umumiy 586, bugungi 1)

Izoh qoldiring