Борис Акунин. Фамилия – это судьба?

022
Невозможно относиться к фамилии, как к табличке, которая повешена на человека судьбой неслучайно и обозначает что-то осмысленное. Можно подумать, на свете нет двух Петровых или Кузнецовых, похожих друг на друга, как капля воды на гиппопотама.
В детстве я часто удивлялся, почему у меня такая странная фамилия ( Чхартишви́ли), которую никто толком не может выговорить. Я бы предпочел, чтобы у меня была фамилия, допустим, «Лермонтов». Во-первых, я очень любил автора «Посинимволнамокеана» в его гусарском мундирчике, а во-вторых, красиво: Лер-мон-тов. Не то что «чх», «шв», язык сломаешь.

012

051Невозможно относиться к фамилии, как к табличке, которая повешена на человека судьбой неслучайно и обозначает что-то осмысленное. Можно подумать, на свете нет двух Петровых или Кузнецовых, похожих друг на друга, как капля воды на гиппопотама.

В детстве я часто удивлялся, почему у меня такая странная фамилия ( Чхартишви́ли), которую никто толком не может выговорить. Я бы предпочел, чтобы у меня была фамилия, допустим, «Лермонтов». Во-первых, я очень любил автора «Посинимволнамокеана» в его гусарском мундирчике, а во-вторых, красиво: Лер-мон-тов. Не то что «чх», «шв», язык сломаешь.

091

Жили мы в Оболенском переулке. И на моей медицинской карте было крупно написано «ГРИША», мелко «Чхартишвили», и снова крупно «ОБОЛЕНСКИЙ переулок». Не знаю, почему так написали. Однажды медсестра выкликнула: «Следующий! Гриша Оболенский!». Я сначала не понял, что это меня. А когда понял, мне это ужасно понравилось. Потом медсестра ко мне привыкла (я был болезненный ребенок, не вылезал из поликлиники) и, уже не глядя в карту, называла «Оболенским». Я не возражал. Мне льстило, что я вроде как князь.

Это уже потом, в более умном возрасте, я понял, что всякая фамилия – код, неслучайный. Кто правильно его расшифрует, тому награда. Чем сложнее код, чем крупнее потенциальный выигрыш. Например, испытываю особое уважение к людям с неблагозвучными фамилиями, которые многого добились – особенно в импозантных профессиях, где так важно красиво называться.

01
Певица Шмыга, балерина Семеняка, божественная Лопаткина – браво!

Для меня и сейчас не мелочь, кого как зовут. Только принцип теперь другой. Важна не красивость или некрасивость фамилии, а то, соответствует ли ей человек или диссонирует. Если, например, грозный начальник ФМС – Ромодановский, это пускай. А если у отъявленного злодея, гендиректора РТР, фамилия Добродеев, это уже издевательство. «Единоросс Чадаев» — какой-то оксюморон или, попросту сказать, когнитивный диссонанс.

В детские и юношеские годы фамилии людей для меня значили не меньше, чем, скажем, внешность.

У нас в школе была очень красивая девочка, по ней все сохли. А я не мог понять, как можно влюбиться в кого-то с фамилией «Морковкина». Мне-то нравилась девочка по фамилии «Рождественская», хотя она была не сказать чтобы очень. Я не знал, что это поповская фамилия, думал – аристократическая. Опять же поэт Рождественский, я его тогда любил: «Снятся усталым спортсменам рекорды. Снятся суровым поэтам слова. Снятся влюбленным в огромном городе необитаемые острова». Думал, вырасту, женюсь на Таньке, возьму ее фамилию и тоже буду Рождественский.

084 Или, уже студентом, собирался я ехать в спортлагерь с одним приятелем. Оформляя путевки, мы увидели списки тех, кто будет в нашем отряде: парни отдельно, девушки отдельно. Мой приятель, изрядный балбес, говорит: «Давай разыграем по фамилиям, кто какую герлу будет кадрить (тогда юноши так разговаривали). Только даже если окажется крокодилом, вперед и с песней». «Классно, — легкомысленно согласился я. – Давай». И вытянул девушку по фамилии Усыскина. Может, она была и красавицей, но это мне осталось неизвестно. Ехать в спортлагерь я передумал.

Примерно в те же годы я узнал, что старинные японцы меняли имя, когда решали коренным образом переориентировать свою судьбу. Японцы про жизнь всё понимали. Знали: как вы яхту назовете, так она и поплывет.

У меня этих яхт за писательские годы целая флотилия набралась. Некоторые уже даже потонули. Каждый псевдоним был особым кодом, отдельной жизнью.

065

А какие отношения с собственной фамилией у вас? Есть ли у нас в БС самоотверженные жены, которые, выйдя замуж, поменяли красивую фамилию на некрасивую?

Кто прожил жизнь в рифму с фамилией?

Кто, наоборот, опроверг ее своим жизненным выбором?

…С другой стороны, невозможно относиться к фамилии, как к табличке, которая повешена на человека судьбой неслучайно и обозначает что-то осмысленное. Можно подумать, на свете нет двух Петровых или Кузнецовых, похожих друг на друга, как капля воды на гиппопотама.

Одно время я даже коллекционировал особенно впечатляющие или забавные случаи однофамильства – из истории и из литературы.

Например, вырезал себе самое начало либретто оперы «Турандот». Поет хор, зовет палача с интересным именем:

02

В жизни бывает не менее причудливо.

Как мы помним по «Тарасу Бульбе», Николай Васильевич Гоголь был обычным для девятнадцатого столетия юдофобом — не особенно злокачественным, но вполне явным. Однако другой известный украинский Гоголь оказался единоплеменником хитрого Янкеля. Правда, это был человек совсем иного сорта.

Прапорщик Иосиф Гоголь, герой Первой мировой войны, создал и возглавил Всероссийский союз евреев-воинов. Во время революционных беспорядков 1917 года он организовал на Украине отряды гражданской самообороны для противодействия погромщикам. Погиб в январе 1918 года во время нападения так называемых «вольных казаков» (в общем, тех же погромщиков) на киевскую штаб-квартиру Союза.

Еще разительнее контраст между двумя другими однофамильцами. Первого звали Адольфом, второго Семеном Константиновичем. Фамилия одинаковая: Гитлер.

Красноармеец Семен Гитлер, 1922 года рождения, плохо относился к своему однофамильцу и стрелял в людей, имевших обыкновение кричать «Хайль Гитлер!», из станкового пулемета.

03

А на следующей фотографии вы видите артиста МХАТа по фамилии Ленин. Корректнее было бы назвать его не однофамильцем, а однопсевдонимцем.

Михаил Францевич взял красивый псевдоним, когда о другом Ленине никто еще и не слыхивал. Отказываться от имени, под которым тебя знает и любит публика, потом было уже поздно.

04
Ленин с орденом Ленина на груди

И напоследок – печальная история.

Это Александр (правда, Иванович) Пушкин (1907 – 1970).

05

Он был выдающимся балетным преподавателем, учителем Нуриева и Барышникова.

Шел по ленинградской улице. Стало плохо с сердцем. Упал. Как известно, у нас к людям, валяющимся на тротуаре, подходят не всегда. Думают: пьяный. Пускай полежит, проспится. (Скажу в оправдание соотечественников: я всегда подхожу к таким, заглядываю в лицо, иногда щупаю пульс – и не было случая, чтобы это оказался непьяный. Меня неоднократно посылали в известном направлении, а пару раз я чуть не получил по очкастой физиономии).

К Александру Ивановичу, представьте себе, подошли. Решили проверить: вдруг трезвый? Спросили: тебя как звать-то? Он из последних сил прошептал: Александр Пушкин. «А-а, ну лежи, отдыхай», — успокоился сердобольный прохожий да пошел себе дальше. И Александр Пушкин умер.

Нет, вы как хотите, но все-таки фамилия – это судьба.

Источник: borisakunin.livejournal.com

092

02При знакомстве с человеком первое, что мы обычно узнаем о нем — это его имя и фамилию. Но мы редко придаем этому особое значение. А зря, ведь каждая фамилия имеет свою историю и может многое рассказать о предках ее носителя. Рассмотрим это на примере американских и английских фамилий.

Для этого сперва нужно вернуться на несколько столетий назад и разобраться, как вообще возникли фамилии. Само собой, они существовали не всегда, и раньше людей называли только по именам. Так, в XI-XII вв. наиболее распространенными английскими мужскими именами были William, Robert, Ralph, Richard, а в конце XIV в. имя John было примерно у 25% всего мужского населения Англии.

Так вот, со временем стало трудно идентифицировать человека по одному только имени, поэтому люди стали давать друг другу прозвища, которые так или иначе выделяли его среди остальных — характеризовали его профессию, внешность или другие отличительные черты. Например, где-то на улицах старого Лондона вполне мог иметь место такой разговор:

— Have you John recently?
— What John?
— Red John.
— Ah, red John, yes, I saw him yesterday at the market.

После такого случая Джон вполне мог получить прозвище Ред. Конечно, фамилия сразу после этого не возникла, однако все предпосылки для этого появились. И лишь спустя некоторое время, когда прозвища утратили мотивировку, то есть Джон Ред не обязательно был рыжим, возникли фамилии.

Таким образом, фамилии современных американцев и англичан в прошлом были прозвищами их далеких-далеких предков. Фамилии обеих этих наций можно смело рассматривать в одном контексте, поскольку американскую нацию в значительной мере сформировали европейские поселенцы, носителями английского языка среди которых были шотландцы, ирландцы и англичане.

А теперь давайте рассмотрим прозвища, которые сегодня являются современными фамилиями.

Самая обширная группа английских фамилий связана с названиями географическими объектов. Наиболее очевидна связь с местностью фамилий Scott, Irish, Welsh, Germain, Spain, Norman и т.п.. Есть и такие, о происхождении которых трудно догадаться без определенных фоновых знаний. Сюда относятся фамилии, произошедшие от названий английских графств, например, Cornish, Cheshire, Kent, или от городов и селений Longford, Fife, Westley и др. К этой же группе можно отнести фамилии, образованные от типа местности (Hill, Cliff, Moore, Fields) и рек (Teems, Becker, Warbeck).

Вторая, не менее обширная группа фамилий, происходит от различных профессий и должностей. Среди них особенно популярны профессии, связанные с сельским хозяйством: Hurd и Hird (от herd — пастух), Hoggart (hog+herd), Gozzard (goose +herd), Shepherd (sheep+herd). Легко догадаться чем занимались людей с прозвищами Carpenter, Painter, Fielder, Plowman, Appleyard. А самая распространенная сегодня фамилия — Smith, происходит от слова кузнец. Существует множество вариаций фамилии: Brownsmith, Blacksmith, Whitesmith, Redsmith, Goldsmith.

Третья группа отражает биологические особенности человека и его личные качества. О телосложении говорят фамилии Bigg, Strong, High, Low, Little, Longman, Strongman, о цвете волос — Black, Red или White, о характере — Gay, Gentle, Sweet, Doughty, Wise.

Конечно, некоторые фамилии видоизменены, но если вы хорошо знаете язык — всегда сможете сделать предположение о том, кем были предки вашего собеседника.

Источник: www.addrian.com.ua/

хдк

(Tashriflar: umumiy 69, bugungi 1)

Izoh qoldiring