Xurshid Davron & Mustafo Bafoyev. Buxoroyi Sharif. Doston-opera. Lavhalar

Ashampoo_Snap_2017.07.17_13h55m17s_001_a.png    Ўзбекистон халқ шоири Хуршид Даврон шеърлари асосида таниқли бастакор,Ўзбекистонда хизмат кўрсатган санъат арбоби Мустафо Бафоев басталаган «Бухоройи Шариф» достон-операси қадимий Бухоронинг 2500 йиллигига бағишлаб тайёрлаган эди.

O’zbekiston xalq shoiri Xurshid Davron she’rlari asosida taniqli bastakor, O’zbekistonda xizmat ko’rsatgan san’at arbobi Mustafo Bafoyev bastalagan «Buxoroyi Sharif» doston-operasi qadimiy Buxoroning 2500 yilligiga bag’ishlab tayyorlagan edi.

МУСТАФО   БАФОЕВ:
штрихи к творчеству

09

009Заслуженный деятель искусств Республики Узбекистан, композитор и дирижер Мустафо Бафоев — автор крупных сценических произведений, симфоний, ораторий, балетов, камерно-инструментальных сочинений, концертов, более 200 песен и романсов. Его творчество отличается широким разнообразием замыслов и драматургических решений.

Опираясь на национальные художественные традиции, он существенно обновляет рамки устоявшихся веками жанров. Так, в оперу «Омар Хайям» включены сцены празднования Навруза, опера «Небо моей любви», впервые посвященная ученому-астроному Ахмаду Ал-Фаргони, содержит зрелищные танцевальные эффекты.

В хоровой симфонии № 5 «Холати Алишер Навоий» («Состояние Алишера Навои»), в сценическом представлении по поэме А. Навои «Лисон ут-тайр» («Язык птиц»), оратории-балете «Ритуалы зороастрийцев» для чтеца, хора и симфонического оркестра, в «Ходже Насреддине и Карменсита в Бухаре» и других произведениях композитор возвращается к восстановлению древних ладов, древних традиционных обрядов. Он создает и новые жанры, например, телебалеты «Нодира», «Улугбек буржи», «Мозийдан нур», телеопера-дастан «Бухорои Шариф» («Священная Бухара»).

Особый интерес представляет 8-частное циклическое произведение автора «Шелковый путь в моём воображении» для виолончели (соло), струнного квинтета, ударных и фортепиано, посвященное известному японскому виолончелисту Йо-Йо-Ма, который ведёт активную творческую деятельность в США и даёт концерты в разных странах мира. По мнению М. Бафоева, объемное, насыщенное звучание виолончели в большей мере напоминает теплый, мягкий тембр человеческого голоса. В то же время это качество виолончели сближает ее со звучанием узбекских народных струнно-смычковых инструментов (сато, кубиз) (1, с. 222).

Нужно отметить, что он, воспевая искренние человеческие чувства дружбы, вносит свой большой вклад в дело укрепления дружбы между народами. Это произведение впервые прозвучало в 2003 г. на международном музыкальном фестивале в Ташкенте «Ильхом ХХ» в исполнении У. Имамова и камерного оркестра. Здесь М. Бафоев мыслит категориями планетарного масштаба и выступает как художник мира.

Диалектично воспринимая культуру Востока и Запада через призму индивидуального осмысления узбекской музыки, М. Бафоев выстраивает цепь общекультурных музыкальных связей от Дальнего Востока до Малой Азии. Для воплощения этой широкомасштабной идеи композитор обращается к творчеству великого Бетховена, цитируя из его знаменитой 9-й симфонии тему «К радости». Данная тема на оду Шиллера «Обнимитесь, миллионы! Слейтесь в радости одной!», является как бы духовным завещанием Бетховена человечеству.

Жизнеутверждающая тема великого немецкого композитора ХIХ в. в «Шелковом пути…» М. Бафоева в XXI в. предельно конкретизирует основную идею и оптимистический пафос произведения.

В древности одним из связующих «мостов» между культурами разных народов служил трансконтинентальный караванный Великий шелковый путь. Шелковый путь — это не только многовековая история цивилизаций Востока и Запада, но и одновременно международная торговля на определенной территории Евразии, сопровождавшаяся процессами взаимовлияния и взаимодействия культур разных народов.

Для композитора М. Бафоева Великий шелковый путь в его художественном творчестве служит неисчерпаемым источником для восприятия и осмысления культурного диалога народов мира. Музыкально-драматургическую концепцию этого сочинения определяют мелодии национального наследия и иновосточные мотивы, органически синтезированные в данном цикле. Вместе с тем важную драматургическую нагрузку несет и «Ода к радости» из 9-й симфонии Бетховена.

Известный русский композитор С. И. Танеев однажды заметил, что если бы на земле появились жители других планет, которым следовало за один лишь час дать представление о человечестве, то лучше всего было бы исполнить для них Девятую симфонию Бетховена (2, с. 23).

Тема «Дружбы», неизменно повторяясь почти во всех частях цикла и связывая их в одно целое, выступает своего рода лейтмотивом «Шелкового пути в моем воображении», изменяясь по месту прибытия Каравана в восточные страны (Китай, Индия, Иран и т. д.) и приобретая ярко ориентальные очертания. С помощью таких небольших музыкальных интонационно-колористических изменений узбекский композитор говорит о братстве всех людей планеты, несмотря на национальные, языковые, религиозные и другие различия. Мелодия Бетховена звучит в этом произведении, особенно в его последней части, как песня, как гимн радости, дружбе.

В осмыслении программы произведения важную роль играет и другая авторская оригинальная музыкальная тема-«путеводитель» «Караван», которая, часто повторяясь, приобретает «инонациональные» оттенки. Обрамляя всё сочинение, она как бы символизирует возрождение и продолжение Великого шелкового пути.

Сочинение М. Бафоева охватывает широкое пространство Вселенной, духовно объединяя народы и культуру Востока и Запада, где музыка служит символом мира, добра и согласия.

Литература
1. Бахман В. Происхождение, древняя история иммиграции лютни// Традиции музыкальных культур народов Ближнего, Среднего Востока и современность. М., 1987.
2. Фрушкин В. От Гайдна до Шостаковича. Л., 1970.

012

(Tashriflar: umumiy 176, bugungi 1)

1 izoh

  1. Ёқимли мусиқа, шарқона куй, шукуҳли сўзлар!

Izoh qoldiring